Винсент Мун и Нана Васконселос: экспериментальная этнография

0
Французский режиссёр Винсент Мун[1] путешествует по миру с рюкзаком, ноутбуком и камерой. Он снимал живые клипы с Arcade Fire в лифте и с Bon Iver на квартирнике, короткометражки о суфийских традициях Чечни и ритуальных путешествиях по Перу. В этом выступлении он объясняет, как фильм и музыка могут помочь людям увидеть их собственную культуру в новом свете. Подтверждением его слов становится шоу бразильского мультиинструменталиста Наны Васкончелоса[2].

Скрытые ритуалы музыки мира

(стенограмма выступления Винсента Муна и Нана Васкончелоса на конференции TED)

Винсент Мун: Как мы можем использовать компьютеры, камеры и микрофоны, чтобы представить мир в другом свете настолько, насколько это возможно? Насколько возможно использовать интернет, чтобы создавать новые формы видео? И, наконец, для чего мы записываем?

Вот с такими простыми вопросами, я начал снимать фильмы 10 лет назад с моим другом Кристофером Абриком. У него был веб-сайт, La Blogothèque, посвящённый независимой музыке.Мы были без ума от музыки! Мы хотели представить её разными путями, снять музыку, которую любим и музыкантов, которых обожаем, способами, сильно отличными от клише, к которым все привыкли. Так, мы начали публиковать записи в интернете каждую неделю. Давайте посмотрим несколько фрагментов.

От Grizzly Bear в душе в их квартире до Sigur Ros, играющей в парижском кафе. От Phoenix, играющего возле Эйфелевой башни до Tom Jones в гостиничном номере в Нью-Йорке. От Arcade Fire, играющих в лифте в гостинице Olympiades до Beirut, спускающихся по лестнице в Бруклине.От R.E.M. в машине до The National, играющих за круглым столом на юге Франции. От Bon Iver с его друзьями в квартире на Монмартре до Yeasayer, играющих в бесконечной ночи, и многие, многие, многие другие, неизвестные и очень известные группы.

Мы публиковали все эти фильмы бесплатно в интернете. Мы хотели поделиться всеми этими фильмами и представить музыку по-другому. Мы хотели создать иной вид искусства, используя новые технологии. В это время, 10 лет назад, в интернете не было ничего подобного, и я предположил, что проект, которым мы занимаемся, будет очень популярным и соберёт множество последователей.

Спустя какое-то время мне захотелось большего — я хотел поехать куда-нибудь ещё. Мне хотелось путешествовать и открывать другую музыку, исследовать мир, находить потайные уголки, и, в конечном счёте, это была идея кочевого кинотеатра, которая была у меня в мыслях.Как использование новых технологий и дороги можно соединить вместе? Как можно редактировать видео в автобусе, пересекающим Анды? Я отправился в 5-летнее путешествие по всему миру. Я начал тогда с цифровой плёнки и коллекции лейблов Petites Planète, которые также были данью уважения французскому режиссёру Chris Marker. Посмотрим несколько отрезков из этих новых фильмов.

От техно-дивы северной Бразилии, Gaby Amarantos, до женского ансамбля в Чечне. От экспериментальной электронной музыки в Сингапуре с One Man Nation, до бразильского кумира Tom Zé, поющего на крыше его дома в Сан-Паулу. От The Bambir, великой рок-группы из Армении,до национальных песен в ресторане в Тбилиси, Грузия. От White Shoes, отличной ретро-поп группы из Джакарты, Индонезия, до DakhaBrakha, революционной группы из Киева, Украина. От Tomi Lebrero с его группой в Буэнос-Айресе, Аргентина, до многих других мест и музыкантов по всему миру.

Моей мечтой было сделать полноценный фильм. Сделать все эти видео было бы нереально даже с той большой компанией и структурой, что была у меня. Я путешествовал в одиночку с рюкзаком за спиной. Всё, что там было, это компьютер, камера и микрофон. В одиночку, но фактически с местными жителями, которые стали частью моей непрофессиональной команды, переезжая с места на место, я собирал фильм по кусочкам. Я верил, что кино может быть и такой простой вещью: я снимаю видео о вас, а вы даёте мне ночлег. Я предлагаю вам частичку фильма, а вы мне кайпиринью. Ну, или другой напиток в зависимости от того места, где вы находитесь.

В Перу пьют кислый писко. Когда я приехал в Перу, я понятия не имел, что я буду там делать. У меня был лишь телефонный номер одного человека. Три месяца спустя, путешествуя по стране, я записал 33 видео лишь с помощью местного населения, только с помощью людей, которым я задавал один лишь вопрос: «Есть ли что-то важное, что я мог бы записать здесь и сейчас?» Таким образом, работая без какой-либо структуры, у меня была возможность реагировать на определённые моменты и решить, что важно в настоящий момент. Важно записать какого-то исполнителя целиком. Важно создать этот обмен. Когда я приехал в Чечню, первый человек, которого я встретил, посмотрел на меня и задал мне один вопрос: «Что ты тут делаешь? Ты журналист? НКО? Политик? Какие проблемы ты будешь изучать?» Ну, я приехал, чтобы изучить суфийские ритуалы Чечни, что, по сути, невероятная культура суфизма в Чечне и абсолютно неизвестная вне региона.

Как только люди поняли, что я сделал для них эти видео, я начал выкладывать их в сети бесплатно, под лицензией Creative Commons. Но я также покажу эти видео людям, и они могут делать с ними, что захотят. Я хотел представить их в лучшем свете. Мне хотелось рассказать о них так, чтобы их внуки через много лет посмотрели на них и сказали что-то вроде: «Ого! Наш дед такой же крутой, как и Beyonce!» (Смех). Вот что действительно важно. (Аплодисменты)

И это действительно важно, потому что это такой способ, когда люди хотят выглядеть иначе в их культуре, на своей земле. Они думают об этом по-другому. Это как способ выделиться. Почему мы делаем записи? Есть одна потрясающая цитата американского мыслителя Хакима Бэя, который сказал: «Каждая запись — бессмертная память живого выступления». Это действительно хорошая фраза, которую стоит всегда помнить в нашем насыщенном событий мире. В чём смысл этого? Что с этим делать? Я думал над этим. У меня в голове всё ещё сидит мысль: в чем смысл всего этого? Я занимался исследованием музыки, пытался проникнуть в её суть, и понять, откуда всё это происходит. Я француз, я понятия не имею, что буду исследовать то, что казалось таким простым. Изначально всё было священным, а музыка имела духовное исцеление. Что я мог сделать, используя только лишь камеру, маленького помощника, чтобы стать на шаг ближе, и, возможно, не только запечатлеть транс, но и найти эквивалент кино-транса, найти что-то, что может быть в полной гармонии с человеком?

И это то, чем я занимаюсь сейчас, духовностью во всём мире. Вот ещё несколько отрывков. От похоронного ритуала в Индонезии до Пасхальной церемонии на севере Эфиопии, от популярного транс ритуала на острове Ява до Умбанды на севере Бразилии. Суфийские ритуалы Чечни и месса в святейшем храме Армении, суфийские песни в Хараре, святом городе Эфиопии, национальная церемония в долине Амазонки в Перу с Шипибо. Затем к моему новому проекту, которым я занимаюсь здесь, в Бразилии, «Гибрид», совместно с Присциллой Тэлмон. Это исследование о духовности по стране в целом. Это мой главный вопрос сейчас, то, что я называю «экспериментальная этнография», пытаясь соединить все эти различные жанры и достичь определённой сложности.

И всё же, почему мы делаем записи. Я всё ещё задавал себе этот вопрос. Я правда верю, что кино может научить нас видеть мир вокруг. То, как мы показываем мир, способно изменить то, как мы смотрим на этот мир, и как мы живём в мире, где СМИ совершают чудовищную ошибку, показывая самое ужасное в мире — насилие, жестокость, только показные события, одни лишь упрощения в повседневной жизни. Я считаю, что мы записываем, чтобы восстановить определённую сложность. Чтобы пересмотреть жизнь сегодняшнюю, нужно изобретать новую форму картинки. А это очень просто!

Большое спасибо. (Аплодисменты)

Бруно Джуссани: Винсент, Винсент! Спасибо. Нам нужно подготовиться для следующего представления, и у меня есть пара вопросов к тебе. Ты появляешься в таких местах, которые показал нам только что, имея лишь камеру. Я предполагаю, что тебе были рады, но не всегда и не везде: ты попал на священные ритуалы, какие-то личные моменты в жизни деревень, городов и племён. Как ты разрушал барьеры, когда показывал камеру?

Винсент Мун: Я думаю, ограничения снимают больше языком тела, чем твоими знаниями и это побудило меня больше путешествовать, доверять памяти тела больше, чем воспоминаниям моего мозга. Уважение вызывает ответную реакцию, а не отторжение, и я считаю, что в результате твоего увлечения моментом, церемонией, местом, люди приветствуют тебя и принимают тебя и твою энергию.

Бруно Джуссани: Ты говорил, что большую часть видео, которое ты снял — это видео в один кадр. Нет объёмного редактирования видео. Я не имею в виду ту нарезку, которую ты показывал нам вначале. Другими словами, ты брал камеру и просто снимал всё, что происходило у тебя перед камерой? Я правильно понимаю?

Винсент Мун: Я считаю, что до тех пор, пока видео не нарезано, до тех пор, пока зритель смотрит, всё больше и больше зрителей становятся ближе к тому, что происходит в кадре в этот конкретный момент в данном месте. Я считаю, что это уважение к зрителю не прерываться с одного места на другое, а просто позволить времени идти.

Бруно Джуссани: Расскажи мне немного о проекте «Гибрид» здесь в Бразилии. Перед тем, как прийти на TEDGlobal, ты путешествовал по стране. Расскажи нам об этом.

Винсент Мун: Я верю, что Бразилия — страна далёкая от клише, самая религиозная страна в мире, великая страна в духовном плане, и в том, что касается экспериментальности в духовности. И этим большим проектом я занимаюсь уже больше года, исследуя разные регионы Бразилии в различных формах культуры, и пытаюсь понять, как люди живут с духовностью сегодня.

Бруно Джуссани: Человек, который сейчас появится на сцене, а Винсент вам его сейчас представит — один из «объектов» его изучения, и вы видели его на одном из видео. Когда вы его сделали?

Винсент Мун: Я думаю, это было около 4 лет назад в моем первом путешествии.

Бруно Джуссани: Так это было одно из первых видео в Бразилии.

Винсент Мун: Да, одно среди первых. Я снял его в Ресифи, там, где он живёт.
14:40БД: Представьте нам его. Кого мы ждём?

Винсент Мун: Я сделаю это быстро. Это большая честь представить на этой сцене одного из великих бразильских музыкантов всех времён. Встречайте — Нана Васконселос.

Бруно Джуссани: Нана Васконселос. (Аплодисменты)
(Музыка)

Нана Васконселос: Поехали в джунгли! (Аплодисменты)

notes

[1] Винсент Мун (род. 25 августа 1979 г., Париж) — французский независимый режиссёр, главным образом, известный своими короткими, содержащими живое исполнение музыки, фильмами, снятыми с музыкантами инди-рок сцены, и всемирно известными музыкантами, такими как Том Джонс, R.E.M., Arcade Fire, Bon Iver, Yeasayer, Liars, The Ex, De Kift, Stephen Malkmus, Scout Niblett, Sigur Rós, Efterklang, Slaraffenland, Caribou, Vic Chesnutt, Architecture in Helsinki, The National, The Shins, Andrew Bird, Okkervil River, Xiu Xiu, Sufjan Stevens, David Bazan, Beirut и др. Также, он снимает экспериментальные и документальные фильмы. Его фильм о японском музыканте Kazuki Tomokawa «La Faute Des Fleurs» (2009) победил в номинации Sound & Vision Award на Копенгагенском международном фестивале документального кино CPH:DOX в ноябре 2009 года. С января 2009 года он живёт в дороге, экспериментируя с полевыми записями и видео, путешествуя по всему миру в поисках редких музыкантов для своих фильмов. Сейчас он работает в одиночку, или с людьми, которых встречает в пути, осуществляя большую часть проектов без вовлечения денег, пытаясь пересмотреть рамки киноиндустрии в XXI веке.

[2] Нана Васконселос (род. в Ресифи, Бразилия, 2 августа 1944 г.; умер 9 марта 2016 г. там же) – бразильский джазовый перкуссионист, инноватор в области джазовой импровизации, певец, мультиинструменталист (в т.ч. виртуозно владеющий африканским «музыкальным луком» беримбау, традиционного сопровождающим выступления танцоров бразильской «капоэйры»). Сотрудничал с Пэтом Мэтини (Pat Metheny), Доном Черри (Don Cherry), Эгберто Джисмонти (Egberto Gismonti), Гато Барбьери (Gato Barbieri), Лешеком Можджером (Leszek Możdżer) и др. Васконселос дебютировал в Европе в знаменитом трио CoDoNa в содружестве с Доном Черри и Колином Колкоттом, выпустив три альбома в 1978, 1980 и 1982 гг. По опросу престижного издания Down Beat Нана Васконселос в течение семи лет подряд (с 1984 по 1990 год) получал титул «лучшего перкуссиониста года».

video

Винсент Мун и Нана Васконселос: Скрытые ритуалы музыки мира

Поделиться:

Оставить сообщение