Умберто Эко: глашатай вселенских тайн

0

Для мудреца вокруг тысяча загадок, для глупца в жизни все ясно.
Индийская пословица

Ему было постоянно тесно в содержательных границах какой бы то ни было специальности и в формальных рамках традиционных жанров. Для него, как и для героев его романов, окружающая действительность изначально была преисполнена тайн, разгадывание которых неизбежно приводило лишь к еще более сокровенным тайнам.

Заложник коммуникаций

Это сегодня об Умберто Эко написаны десятки книг и огромное количество диссертаций, а его творчеству посвящаются научные конференции в США, Франции, Испании и других странах. Это в наше время он стал медийной персоной, просветителем-маргиналом, глашатаем исторической справедливости и политическим провокатором. А в 1950-е у Эко был вполне реальный шанс загнать свою мировоззренческую систему в прямом и переносном смысле в угол. Да-да, в угол одной из адвокатских контор. Исполняя желание отца, который видел в сыне будущего популяризатора правовых знаний, Эко поступил в Туринский университет, где слушал курс по юриспруденции. Благо вскоре он оставил эту науку и занялся изучением средневековой философии. А по окончании университета в качестве диссертационной работы молодой специалист представил сочинение, посвященное религиозному мыслителю и философу Фоме Аквинскому. Так что, не будь Эко столь настойчив в своих начинаниях (даже под угрозой отцовского гнева) – не видать нам сейчас этого литературного уникума как своих ушей.

Не по годам смышленого юношу с университетской скамьи пригласили на работу в итальянскую общественно-правовую телерадиокомпанию RAI, где в течение нескольких лет он был редактором программ по культуре. Вероятнее всего, своенравие и непреклонность взглядов Умберто Эко сыграли с ним тогда недобрую шутку: он был уволен из RAI. С тех пор, в каких бы проектах он ни участвовал – будь то интернет-форум, презентация книги или публичная лекция, – Эко неуклонно соблюдает единственный внутренний запрет. За свою долгую карьеру ученого и литератора он лишь два раза выступал по телевидению, исключив эту форму коммуникации из своей жизни.

Зато все остальные формы профессионального общения с миром были востребованы Умберто Эко в полной мере. Он чрезвычайно интенсивно занимался академической деятельностью. Читал лекции по эстетике в различных университетах. В разное время был профессором визуальных коммуникаций, заведующим кафедрой семиотики, директором нескольких институтов, членом Исполнительного научного комитета, президентом Международного центра семиотических и когнитивных исследований. Читал цикл Нортоновских лекций в Гарвардском университете, был избран президентом Высшей школы гуманитарных исследований Болонского университета, президентом Итальянского института гуманитарных наук. Кроме того, в качестве приглашенного профессора читал курсы лекций в Нью-йоркском, Йельском, Колумбийском университетах, в университете Сан-Диего и еще множестве других учебных заведений. Думается, что даже такого поверхностного взгляда на трудовую деятельность достаточно, чтобы ощутить всю глубину и кардинальность подхода Эко в его преподавательской практике.

При этом столь напряженные академические занятия никак не повлияли на его научные штудии. Известность к Эко-семиотику пришла в начале 1960-х после публикации книги Opera aperta, где, рассуждая о проблемах культуры в целом, в том числе о визуальных коммуникациях (на примере телевизионных репортажей), автор выступил против постулатов классического структурализма. Основная идея книги сводилась к тому, что «произведение искусства – это принципиально неоднозначное сообщение, множественность означаемых, которые сосуществуют в одном означающем». В этой работе Эко ввел понятие «открытого произведения», которое подразумевает наличие широкого поля для интерпретаций, тогда как «закрытое произведение» – одну-единственную интерпретацию.

В своих последующих трудах Эко рассматривал как общие, так и частные проблемы семиотики – науки, исследующей свойства знаков и знаковых систем (естественных и искусственных языков). Особенно значителен вклад ученого в область интерпретации визуальных искусств, в частности кинематографа и архитектуры. Много сделал он и для осмысления таких явлений, как постмодернизм и массовая культура, рассматривая их как определенное духовное состояние, особого рода игру.

Смена ориентиров

Однако всемирная слава и лавры классика наших дней пришли к Умберто Эко не как к ученому, а как к прозаику. Первый написанный им роман «Имя розы» сразу же попал в список мировых бестселлеров. По признанию автора, он поначалу хотел написать детективную историю из современной жизни, но затем решил, что ему будет гораздо интереснее выстраивать детективный сюжет на фоне средневековых декораций. Напомним, что действие романа разворачивается в бенедиктинском монастыре XIV века, где происходит ряд таинственных убийств, которые, как полагают, являются дьявольскими происками.

Произведение получилось насквозь символичным. Его ключевые символы – библиотека, рукопись, лабиринт – отсылают читателя к творчеству аргентинского писателя Хорхе Луиса Борхеса, чья фигура является одной из центральных для литературы XX века. Книга была переведена на многие иностранные языки, удостоилась множества литературных премий (среди прочих – итальянская премия «Стрега» и французская премия Медичи). Экранизация романа, осуществленная французским кинорежиссером Жан-Жаком Анно, тоже имела громкий резонанс, чему в немалой степени способствовало участие в картине знаменитого актера Шона Коннери и тот факт, что съемки проходили в монастыре Эбербах под Франкфуртом, где в полной мере сохранилась атмосфера Средневековья. Позднее Эко выпустил книгу «Заметки на полях «Имени розы»» – своеобразный интеллектуальный комментарий к роману.

Последовавший за средневековым детективом другой интеллектуальный бестселлер, «Маятник Фуко», несмотря на все внешние отличия (действие происходит в XX веке) можно назвать концептуальным двойником романа «Имя розы». Какого бы то ни было глобального плана в истории не существует, утверждает Умберто Эко. Герои романа пытаются не только понять подлинную судьбу ордена тамплиеров и выяснить, существует ли подлинный мировой заговор, следы которого, истинные или мнимые, обнаруживаются повсюду. Удивительным образом в канву романа Эко удалось вплести короткие эссе по вопросам семиотики, а также истории эзотерических учений, что дало повод многим литературным критикам отнести роман к жанру мистического реализма.

Вкрапления мистицизма, насыщенность литературными отсылками и скрытыми цитатами, черты исторической, детективной, философско-этической и, что немаловажно, иронической прозы прослеживаются практически во всех художественных произведениях Эко. Причем ироническая интонация в большинстве из них, благодаря многозначности и исторической изменчивости ключевых понятий человеческого опыта, проявляется как одна из основных составляющих текста. Так и последний на сегодняшний день свой роман, «Пражское кладбище», Умберто Эко напичкал сарказмом и едкой иронией, сделав главного героя капитана Симонини «самым отталкивающим циником мировой литературы», а кроме того, зачастую открытым текстом поднимая на смех современный антисемитизм и существование всемирного жидомасонского заговора. После выхода книги в интервью журналу The Paris Review Умберто Эко сказал, что, вероятно, не будет больше писать романов.

По секрету всему свету

Успеху романов Эко способствовало несколько немаловажных факторов. Один из них – умение грамотно выстраивать рекламную кампанию. Выходу книги предшествовали регулярные анонсы в периодике и многочисленные интервью. Появление новых изданий обычно планировалось к открытию Франкфуртской книжной ярмарки. Эко не только контролировал работу переводчиков его произведений, но и давал им пространные инструкции, а также устраивал для них специальные конгрессы. Разумеется, все его действия приправлялись изрядной долей иронии, и тем не менее всё было вполне серьезно.

Остальные факторы так или иначе были связаны непосредственно с публичностью персоны Умберто Эко и, как следствие, с возможностью серьезно влиять на общественное мнение. Эко никогда не лез за словом в карман и непрестанно эксплуатировал закрепившийся за ним статус человека с неподкупным авторитетом. Известный писатель еще во времена правления в США Джорджа Буша-младшего мог открыто высмеивать политику американского президента и подтрунивать над малограмотностью Буша, публикуя в интернете его насквозь абсурдные высказывания (разумеется, без ремарок).

Эко, в принципе, был не чужд политике. Так, в конце 1990-х он активно участвовал в избирательной кампании, был инициатором идеологических конгрессов и конференций. Грешил романист и публичными дискуссиями. В ходе одной из них, проходившей на Иерусалимской международной книжной ярмарке, его публичные высказывания о премьер-министре Италии Сильвио Берлускони (в частности, сравнение последнего с Гитлером) вызвали скандал на уровне правительств нескольких стран.

В свете подобных событий приобретает несколько иной смысл сделанное им в одном из интервью признание. На вопрос, почему он отклонил предложение стать министром культуры в конце 1990-х, Эко ответил: «Хочется уточнить, что понимается под словом «культура». Если оно относится к эстетическим продуктам прошлого – картинам, старинным зданиям, средневековым манускриптам, – я всецело за государственную поддержку. Но этим… занимается министерство наследия. Остается «культура» в смысле творчества – и тут я вряд ли смогу возглавлять коллектив, который пытается субсидировать и вдохновлять творческий процесс. Творчество может быть только анархичным, живущим по законам капитализма и выживания сильнейших».

Безусловно, на такие речи способен был лишь человек уверенный в собственных силах. Хотя никто и не оспаривает факт, что положение Эко в политике, общественной жизни и литературе всегда было предельно прочно. Впрочем, как и в личной жизни. Он был более полувека женат на немке Ренате Рамге, работавшей некогда искусствоведом-консультантом. У них было двое детей – сын и дочь. Лето Эко обычно проводил в своем поместье XVII века, расположенном на холмах неподалеку от Римини. В его миланской квартире была собрана огромная библиотека – около тридцати тысяч книг, в том числе и подлинные раритеты. Вплоть до своих 84 лет писатель курил по несколько пачек сигарет в день и работал допоздна. Кроме того, он рисовал, играл на флейте. Даже сам его уход в феврале 2016 года сегодня кажется всего лишь переходом в другую реальность, своего рода философским па.

  • Официальный сайт Умберто Эко: umbertoeco.com
  • На титульном фото: Умберто Эко / photo by Mario Carlini
interview

Поделиться:

Оставить сообщение