Ренцо Пиано: конструктивное чудо

0

Источник моего вдохновения? В подсознании…
Ренцо Пиано

Вот казалось бы: Ренцо Пиано – один из прародителей стиля хай-тек, но сам зодчий признаётся, что питает отвращение к современным архитектурным стилям. Привязанность к определённой модной стилистике представляется итальянскому пионеру высоких строительных технологий как некая форма нарциссизма: когда архитектор из раза в раз повторяет в своих работах определенные приёмы, пытаясь добиться узнаваемости. Вероятно, именно поэтому работы самого Пиано столь не похожи друг на друга.

Вслед за детством

Каждые выходные отец брал Ренцо в порт, где он, будучи еще неоперившимся юнцом, наблюдал за кораблями. А корабли, как известно, – это огромные плавучие дома. Детское сознание рисовало необычайной красоты картины, в которых дома-корабли отрываются от воды и парят над морскими гладями. «Это было похоже на какой-то нереальный город, – вспоминает архитектор, – в котором все постоянно движется». Неслучайно в беседах г-н Пиано любит подчеркивать, что детские впечатления во многом повлияли на его восприятие окружающей действительности и стали катализатором формирования идеи о зданиях, вступающих в спор с гравитацией.

Младые лета Ренцо пришлись на времена правления Муссолини и на последовавшую после войны разруху, когда его родная Италия медленно начинала становиться на ноги и приходить в себя от бесчинств и массовых погромов. Строительное ремесло, по понятным причинам, было в цене и почёте. Отец Ренцо Пиано, его дед и даже братья отца были строителями. Так что зодческие наклонности в данном случае можно соотнести с семейными традициями. «Отец, конечно, не был особенно выдающимся зодчим, – признается Пиано спустя годы, – не создал Эйфелеву башню. Он делал дома. Но если вы с детства наблюдаете за строительством и видите, что, например, колонна, которую вы помогаете возводить, с каждым днем становится все выше и выше, что это можно сделать своими собственными маленькими руками, то понимаете, что архитектура – это чудо». Вероятно, именно у отца Ренцо перенял идею о сущности настоящего мастерства, что вылилось впоследствии в умение выверено сочетать в своих объектах как высокое искусство, так и объективную конструкторскую мысль.

Дом-монстр

Первым проектом, который сразу же принес Пиано международную известность, стало здание Национального культурного центра имени Жоржа Помпиду в Париже, в районе, известном под названием «Плато Бобур». Проект, созданный совместно с английским архитектором Ричардом Роджерсом, поначалу поверг парижан в шоковое состояние. Впрочем, исходя из исторических реалий, во французской столице каждое столетие строят что-либо эпохальное, спорное, встречаемое критиками и частью консервативной интеллигенции с негодованием. Центр Помпиду, как в свое время и Эйфелеву башню, называли «отвратительным чудовищем, отравляющим парижский пейзаж», «монстром, похожим на завод по переработке фабричных отходов», «мастерской спятившего электромеханика».

Многие из этих сравнений не лишены оснований. Здание культурного центра визуально вполне сопоставимо с гигантским заводом. На фасады центра выведена вся инженерная инфраструктура – трубы водопровода и отопления, окрашенные в разнообразные яркие цвета, толстые металлические переплеты и опоры, сеть переходов, прозрачные наклонные галереи эскалаторов, разноцветные кондиционеры и электропроводка. Конечно, подобную урбанистическую и несколько ироничную стилистику можно воспринимать как постмодернистский эксперимент. Но при этом нельзя не согласиться с тем, что в данном эксперименте изначально все подчинено строгой логике, а сам проект лишь подчеркивает информационно-знаковую роль современных технологий. Кроме того даже весьма радикальные, казалось бы, решения функционально вполне оправданы. К примеру, вынесение так называемой «инженерной требухи» здания на фасад дало возможность изрядно расширить выставочные площади. Стоит подчеркнуть, что на территории Центра Помпиду (или как в народе говорят, центра Бобур) кроме национального музея современного искусства размещается еще кинотеатр, концертный зал, библиотека, а также институт исследования и координации акустики и музыки, находящийся в подземной части комплекса.

Искусные трансформации

Последующие работы Ренцо Пиано в противовес агрессивности дизайна центра Бобур стали приобретать более утончённые черты, вбирая в себя новые жанровые оттенки. Из неизменных составляющих остались лишь абстрактные или же условно-обобщающие величины – экстравагантность, новаторский подход и приверженность функционально-технологическим решениям. В этом ракурсе из знаковых построек стоит упомянуть музей коллекции Менил в Хьюстоне, офисную башню Дебис в Берлине, самый большой в мире аэропорт Кансай в Осаке (длиной около двух километров), а также «музыкальный парк» в Риме, который к моменту его открытия считался самым большим театрально-концертным комплексом в Европе.

Концертный комплекс «Парко-делла-Музика» (Parco della Musica Auditorium — таково оригинальное название парка) состоит из трех отдельных зданий, форма которых вдохновлена музыкальными инструментами. Расположенные вокруг открытого амфитеатра, залы выглядят как три огромных независимых центра. Конструкция залов выполнена таким образом, что пространство видоизменяется в зависимости от специфики концерта или представления. Пол и потолок могут двигаться, создавая возможность регулировать акустические свойства стен, а интерьеры декорированы деревом вишни, что тоже помогает достигать максимального акустического эффекта.

Работы Ренцо Пиано разных лет

Несколько иным способом идея функциональности отражается в швейцарском Центре искусств Пауля Клее. Три холма из стекла и бетона, плавно перетекающие друг в друга, и словно бы совершенно естественным образом вырастающие из поверхности ландшафта, символизируют три направления деятельности самого Клее, который был художником, музыкантом и поэтом.

Как уроженец Генуи, Пиано не преминул воздать дань уважения другому, не менее именитому генуэзцу, Христофору Колумбу. Сделал он это, как и полагается человеку творческому, в экстравагантной форме. К 500-летию открытия Америки, зодчий перестроил часть зданий Старого порта Генуи и возвел там несколько модернистских творений. По проекту Пиано была возведена металлическая конструкция Il Bigo, напоминающая собой древние ручные лебедки для разгрузки кораблей. Этот «букет металлических стрел» напоминает одновременно гигантскую карусель и залп салюта. Бывшие хлопковые склады, построенные в начале XIX века, архитектор переоборудовал в культурно-выставочный комплекс, где разместились конгресс-центр, музей мореплавания, городок детского досуга, магазины, рестораны и бары. Но самой главной точкой приношения Колумбу можно считать огромный стеклянный шар, напоминающий глобус, с присущими ему прожилками параллелей и меридианов. Прозрачный шар символизирует собой биосферу, в которой воспроизведена целая экосистема – комплекс растений с бабочками, птицами, рептилиями и амфибиями, представляющих красоту и одновременно уязвимость тропических лесов.

От общего – к деталям

Пиано из тех архитекторов, кто способен воссоздавать фантастические конструкции невиданных размеров и форм, при этом уделяя должное внимание, как внешнему виду, так и функциональности каждой мельчайшей детали. Он конструирует свои здания таким образом, чтобы вложенные в них идеи «прочитывались» на всех уровнях: от целостного восприятия – к фрагментарному и наоборот. «Мне нравится складывать части. Когда от деталей переходишь к чему-то общему, а от общего – к деталям», – констатирует Ренцо свой подход в градостроении. Эту же мысль подтверждает один из его ярчайших проектов – культурный центр Жан-Мари Тжибао, расположенный неподалёку от столицы Новой Каледонии, города Нумии. Центр, названный в честь лидера борьбы за независимость канаков, по глобальности и фундаментальности замысла рассматривается многими архитектурными критиками как главное творение в зодческой биографии Ренцо Пиано.

Уникальный архитектурный комплекс располагается на территории 3,5 тысяч кв.м. Его экспозиции посвящены истории и современной жизни канаков – народа, населявшего Новую Каледонию (ныне – автономная территория Франции) задолго до прихода европейцев. Центр состоит из десяти строений разных размеров и имеющих различные функции, но внешне напоминающих традиционные хижины каледонской деревни. Здания прекрасно вписываются в окружающую среду – словно яйцевидные «скорлупки», только возведенные из дерева, стали и стекла. Снаружи здания обшиты досками различной ширины, изготовленными из местного дерева ироко, что придает всему комплексу колоритности и аутентичности. Экзотический образ Канакского культурного центра, найденный Ренцо Пиано, служит хрупким равновесием между культурой туземцев времен Джеймса Кука, открывшего эти земли, и культурой современной мировой цивилизации.

В большинстве случаев Пиано даже для своих ультрасовременных строительных концепций черпает вдохновение в природных началах (заметьте, что музыкальность и естественная благозвучность заложена даже в фамилии итальянского зодчего). Для Пиано, стремящегося исходить в своих замыслах из окружающего контекста, поиск исходной метафоры при создании объектов любой сложности является первичной задачей. Он находит стержневые эстетические образы в рисунках волн, набегающих на побережье, в гигантских силуэтах горных массивов, в небесных контурах облаков или праздничных фейерверков. Безусловно, подобное умение позволяет ему фиксировать и проявлять эстетику внутренних пространств, ландшафтов, зданий (да ещё и не в ущерб их функциональности!). Каждое новое творение утонченного, ироничного и в меру рационалистичного Ренцо Пиано можно рассматривать как мастер-класс по визуализации художественных форм и архитектурных фантазий.

  • Официальный сайт Ренцо Пиано: Renzo Piano Building Workshop / rpbw.com
Поделиться:

Оставить сообщение