Нина Пэйли: «Копирование – это акт любви»

0
Американская художница, карикатуристка и мультипликатор Нина Пэйли (родилась 3 мая 1968 года в штате Иллинойс, в семье американских евреев Хирама и Джейн Пэйли) более всего известна в мире благодаря своим анимационным работам. Это и полнометражный мультфильм-мюзикл по древнеиндийскому эпосу «Рамаяна»[1] – «Сита поёт блюз» (Sita Sings the Blues, 2008), получивший более трёх десятков международных наград, в том числе Гран-при в категории «Полный метр» на анимационном фестивале в Анси[2] и «Кристальный медведь» на Берлинале[3]. А также – анимационный интернет-хит «Это моя земля» (This land is mine, 2012)[4], представляющий собой краткую историю сражений за Землю Обетованную. И, конечно же, одна из визуализированных глав мультфильма «Пророк» (Kahlil Gibran’s The Prophet, 2014)[5] по философско-поэтическому бестселлеру Джебрана Халиля Джебрана. Кстати, кроме Нины Пэйли над созданием мультфильма трудились мультикультурные команды известных аниматоров со всех уголков планеты, в частности Томм Мур[6], Билл Плимптон[7], Жоанн Сфар[8], Джоан С. Грац, Гаэтан и Пол Брицци, Михал Соха и другие.

NinaAtBerlinale

Нина Пэйли на презентации мультфильма «Сита поёт блюз» на Берлинале 2008 года / photo by Max Kullmann / sitasingstheblues.com

Кроме работы над анимационными проектами и над созданием книг комиксов Нина Пэйли известна своей активной жизненной позицией в вопросах о свободе культуры и копирайте. В частности, она придумала интересную концепцию «интеллектуального неповиновения», объединив в одну фразу «интеллектуальную собственность» и «гражданское неповиновение». Целью интеллектуального неповиновения, по мнению Нины Пэйли, является не столько желание изменить законы о копирайте немедленно (на это очень мало надежды), сколько показать несправедливость, бессмысленность и неадекватность этих законов в цифровой век. Удивительно, но в эпоху интернета действуют даже более жёсткие законы о копирайте, чем до интернета – налицо явное несоответствие между научно-техническим прогрессом и эволюцией законодательства. По мнению Нины Пэйли, сегодня невозможно одновременно и соблюдать законы об интеллектуальной собственности, и чувствовать себя свободным человеком. Она говорит, что «самоцензура требует слишком больших усилий». Копирайт в нынешнем виде находится в абсолютной дисгармонии с человеческой природой. Наиболее чётко и эмоционально выверено эта позиция была сформулирована и аргументирована Ниной Пэйли в её выступлении на конференции TED в октябре 2015 года.


Авторское право – это мозговая травма

(стенограмма выступления Нины Пэйли на конференции TED)


В 2008 году я закончила работу над полнометражным фильмом под названием «Сита поёт блюз», в котором использована музыка певицы 1920 годов Аннетт Хэншоу. Эти песни должны были стать общественным достоянием еще в 1980-х, но этого не произошло, из-за ретроактивного продления сроков охраны авторских прав. Мне был известен сей факт, когда работала над картиной, но я все равно использовала эти композиции в фильме, потому что они стали неотъемлемой частью повествования. В то время я не знала так много об авторском праве и об интеллектуальной собственности. Я была в курсе, что сроки защиты авторского права слишком уж длинны, и считала ретроактивное продление сроков охраны авторских прав настоящим безумием. В принципе я никогда не сомневалась в самой концепции интеллектуальной собственности. Ведь я сама художница, и мои работы – это, вероятно, единственный вид собственности, который у меня имеется. Поэтому сама идея, что я могу просто подумать о чем-то и превратить это в собственность, была пьяняще возбуждающей.

В 2008 году, когда кинодистрибьюторам угрожало банкротство из-за проблем с авторскими правами, мне пришлось самой оплачивать лицензии за «Сита поет блюз». И пытаясь разрешить все эти проблемы, я угодила в поистине кафкианскую систему защиты авторских прав. На каждом шагу люди твердили мне, что эта система, должно быть, весьма раздражающая. Но ведь этот кафкианский кошмар защищает и вашу интеллектуальную собственность! Так что, да, всё это безмерно раздражало, но разве вам не хочется, чтобы ваша интеллектуальная собственность была под защитой? И мне пришлось пережить множество ситуаций в духе произведений Кафки, пока я не начала сомневаться в самой сути этой системы. После нескольких месяцев я заметила, что владельцы прав на самом деле не зарабатывают больше денег из-за наличия авторского права. Что они фактически получают, так это силу подавлять искусство, подавлять общение. И даже если ты можешь предложить им деньги, они вовсе не обязаны их принять. Они произвольно устанавливают, какую сумму они хотят получить, и при этом всё равно могут отказать в лицензировании. Например, ты готов предложить миллионы долларов, а им просто не хочется соглашаться, ведь они не должны в непреложном порядке лицензировать работы. А если ты не получишь разрешение, то они на законном основании могут подвергнуть фильм цензуре. И такое происходит постоянно. И на деле это вовсе не приносит им денег!

Я так же поняла, что это не приносит прибыли и творцу. Композиторы, сочинившие музыку, которая была использована в мультфильме «Сита поёт блюз», – музыку, защищённую авторскими правами, – они все давно мертвы. Но еще до своей смерти им пришлось подписать договора об авторских правах с компаниями, которые выпускали их песни в свет. Сейчас количество этих компаний сократилось где-то до пяти всемирных медиаконгломератов, которым принадлежит контроль над музыкой. И эти права по существу являются абстрактными финансовыми инструментами, разменной монетой в торгах между корпорациями. Таким образом, единственная песня Хэншоу из 1920-х разбита на проценты, и этими процентами владеет множество компаний. И это, по сути своей, не приносит прибыли артистам, это не помогает композициям, о которых идёт речь, и не приносит пользы публике. В итоге мне пришлось спросить себя: «Какую же выгоду авторские права приносят мне?» И я оглянулась назад, на свою карьеру, которая до этого момента в основном фокусировалась на рисовании комиксов, и я осознала, что на деле я не зарабатывала денег благодаря копирайту. Единственное, что делал копирайт, так это блокировал распространение моих комиксов. И, вероятно, по этой причине большинство из вас никогда не видело моих комиксов.

В то время, когда я создавала картину «Сита поёт блюз», музыки Аннетт Хэншоу, по сути, никто не слышал. Единственные копии её композиций, которые существовали в природе, находились в коллекциях старых меломанов. А они, в свою очередь, делились своей медиатекой нелегально. А кроме этих источников у вас больше не было возможности где-либо услышать песни Аннетт Хэншоу. И на этой стадии я уже могла заговорить о реформе авторских прав. Мы могли бы сократить сроки охраны авторских прав, добавить определенную ответственность за монополию прав. А если интеллектуальная собственность действительно является собственностью, то она могла бы облагаться налогом. И существует достаточно много сторонников реформ, которые вплотную занимаются этими вопросами. Но моя жизнь слишком коротка, чтобы фокусироваться на законодательной деятельности, в то время, как я могу творить искусство. Поэтому я – не реформатор авторских прав, я – сторонник отмены оных. Вы, наверное, удивлены? Если жизнь слишком коротка, чтобы заниматься преобразованием законов об авторском праве, вероятно, она настолько же коротка, чтобы бороться за упразднение авторских прав. Но я подразумеваю упразднение авторских прав в своём собственном мышлении! Я могу сделать это прямо сейчас, так же, как и вы. Мы все передатчики информации. Информация проходит через наши органы чувств, – глаза, уши – и выходит наружу посредством самовыражения, когда мы говорим, пишем или рисуем. И вся эта информация, которая проходит через нас, создает живой феномен под названием культура. И для того, чтобы культура оставалась живой, мы должны быть открыты, – передавать и получать информацию. Я изобразила культуру, движущуюся по прямой. Но на самом деле это сеть, нейронная сеть, а мы нейроны в огромном мозге. В каждом отдельном мозге информация струится от нейрона к нейрону, и это создает феномен под названием мысль, что в свою очередь порождает еще больший феномен под названием разум. В огромном разуме информация движется от человека к человеку, создавая такое уникальное явление, как искусство, что в глобальном масштабе и превращается в феномен, которому мы дали имя культура.

Некоторым творческим личностям свойственно работать в одиночку. В принципе, я одна из них, я работаю одна. Но искусство, которое создают и передают эти творцы-индивидуумы, содержит всевозможные виды информации, которую они изначально почерпнули из мировой культуры. Это может быть всё что угодно: язык, символы, чувство красоты, всевозможные ссылки и упоминания. И эта информация должна распространяться между людьми, чтобы искусство продолжало существовать. Точно так же, как информации необходимо струиться между нейронами, чтобы рождались мысли. И внутри этого потока культура остается живой, а мы остаемся связанными друг с другом. Идеи, которые циркулируют безостановочно, по ходу что-то меняют, – это собственно и называется инновацией или прогрессом. Но благодаря авторским правам мы живём в режиме, где определённая информация может поступать внутрь, но не имеет возможности выйти наружу. И я часто слышу от людей, занятых творческими поисками: «А разрешено ли это использовать? Я не хочу попасть в неприятности». Под неприятностями могут подразумеваться судебные иски, штрафы или даже тюремное заключение. И именно эта угроза нарваться на неприятности, руководит нашим выбором, тем, как мы самовыражаемся. Авторское право активирует наши датчики внутренней цензуры, а она – настоящий враг креативности. Потому что внутренняя цензура тормозит самовыражение еще до того, как творческие идеи начинают рождаться. И если вы спрашиваете: «А разрешено ли мне это использовать?» – ваш внутренний авторитет вероятно уже сдался на волю юристов, законодателей и корпораций. Всякий раз, когда мы подвергаем цензуре наше самовыражение, мы мало-помалу что-то запираем внутри, и информация струится уже не таким бурным потоком. А когда циркулирует меньше информации, наступает застой. Эволюция, инновации и прогресс, – всё останавливается. Именно это и есть «дозволенная культура». Когда вы отключаете нейроны, препятствуя передаче сигналов, это называется – «мозговая травма». Авторское право – это мозговая травма. Это травма мозга, как в коллективном разуме, так и в разуме отдельных индивидуумов. Но ведь личностный разум, конкретно мой, например, может что-то с этим сделать. Я спросила себя: «А давала ли я вообще согласие на допуск в свой мозг «дозволенной культуры»? И почему я подчиняюсь цензуре? И какие варианты выбора у меня относительно того факта – какая информация попадает внутрь меня, и какая выходит наружу?» Ну, и как ответ: «Да, у меня есть определенный контроль, я могу выбирать, подвергать ли себя влиянию средств массовой информации, например. В известной мере я имею возможность выбирать какого рода информацию пропустить мимо себя».

Но жить в мире и быть открытым – означает иметь доступ ко всем видам информации. Ведь она окружает нас повсюду, и я не могу фильтровать информацию только на основании статуса её авторских прав. И, если разобраться, находящиеся в чьём-либо «владении» изображения или звуки, как раз наиболее агрессивно проникают в наши головы. Вот, например, эта песенка «A Holly Jolly Christmas». Я ненавижу рождественскую музыку, но поскольку я живу в Соединенных Штатах и мне нужно выходить из дома даже в ноябре и декабре, я не могу этого не слышать. Это влетает мне прямо мне в уши и стучит в мой мозг, потому что звучит отовсюду снова и снова. И вот этим корпорациям, я могла бы доставить немало неприятностей, за то, что они без конца прокручивают сей музыкальный клип. Они не обсуждали это со мной, когда я была ребенком, они просто вбили это мне в голову. Поэтому я не спрашивала их разрешения на то, чтобы поместить этот клип в мое слайд-шоу.

Авторское право работает автоматически, и нет никакой возможности просто отказаться от него. Да, существует вариант добавить альтернативную лицензию, которая в определенной степени отменяет действие авторского права. Но эти альтернативные лицензии тоже таят в себе угрозу. По сути, они лишь укрепляют механизм защиты авторского права. Людям все равно приходится добиваться разрешения на использование того или иного произведения, просто они получают это разрешение немного чаще. И эти лицензии в итоге производят печальный эффект, заставляя людей уделять еще больше внимания авторскому праву. Что, в свою очередь, укрепляет власть внутренней цензуры в наших головах. И хотя я использую свободные лицензии, и была бы благодарна существенной реформе закона об авторских правах, я считаю, что лицензии и законы – это не выход. Метод решения проблемы – это все больше и больше людей, которые намерены просто игнорировать авторское право. И я хочу быть в числе этих людей. Пару лет назад я провозгласила суверенитет над моей собственной головой. Свобода слова начинается дома. Цензура и проблемы всё еще существуют вне моей головы, поэтому я хотела бы, чтобы они так и оставались снаружи. Я не позволю плохим законам и корпорациям устроить аванпост в моем разуме. И я больше не расположена отвергать работы, основываясь на их статусе авторских прав. Потому что идеи не могут быть хорошими или плохими, если судить о них только по той лицензии, которую на них навесили. И я хочу быть свободной женщиной и свободной художницей. И единственный путь добиться этого – игнорировать авторское право.

Но мне десятилетиями внушали идеи культуры с разрешения, поэтому для меня оставлять без внимания авторское право потребует дисциплины и мужества. Например, мой новый полнометражный фильм «Седер-мазохизм» (Seder-Masochism), над которым я работаю, — это своего рода вызов, — в процессе работы я стараюсь полностью игнорировать авторское право. И поначалу мне было довольно таки тяжело. Потому что, как многие из нас, я подвергала себя самоцензуре, даже не замечая этого. В первый раз, когда я услышала песню Луи Армстронга «Go Down Moses», моей первой мыслью было: «О, это здорово!» И за этим немедленно последовало: «Я, вероятно, не смогу ее использовать». Но поскольку я уже натаскала себя замечать и сопротивляться этим вспышкам самоцензуры, я не выкинула эту идею из моей головы немедленно, — что непременно случилось бы при других обстоятельствах. Поэтому результатом того, что я не отказалась от этой идеи сразу же, стало ее принятие. В общем, это потребовало некоторой умственной перестройки, но очень скоро мне открылся весь мир культуры целиком, и теперь я могу творить свободно. Я не знаю, в полной ли мере я выполнила поставленную перед собой задачу. Как ни крути, я все же покалечена десятилетиями внушения идей культуры с разрешения, но маленькие акты игнорирования авторского права проходят долгий путь.

Вам наверняка любопытно, что я собираюсь делать с моим полнометражным фильмом «Седер-мазохизм» (Seder-masochism), когда он будет закончен. Ну, сначала я должна завершить работу над картиной, а это вероятно займет еще пару лет. Два года работы позади и еще два впереди. А затем я собираюсь выпустить легальную версию. Весь материал, который требует авторских прав, будет отредактирован и заменен комментариями режиссера. И эта версия станет полным отстоем. Разумеется, картина будет безнадежно испорчена цензурой авторских прав. Однако неповрежденные копии неизбежно начнут циркулировать незаконно на общих сетевых ресурсах, и это будет превосходно. И я надеюсь, что данный прецедент побудит людей интересоваться культурой за пределами влияния закона об авторском праве. Потому что существует прекрасный мир культуры и снаружи и внутри вашего мозга. А игнорируя авторское право, мы сможем исцелить нашу коллективную мозговую травму. Надеюсь, что вы присоединитесь ко мне, чтобы творить искусство, а не закон.

  • На титулке: работа Нины Пэйли Culture Libre («Свободу культуре!») с главной героиней мультфильма «Сита поёт блюз» в роли Свободы (аллюзия на картину Эжена Делакруа «Свобода на баррикадах»)
  • Официальный сайт Нины Пэйли: ninapaley.com
  • Перевод на русский выступления Нины Пэйли на TED: Татьяна Майбоженко (под общей редакцией Алексея Граффа) / Tatiana Maibozhenko, Alexey Graff
notes

[1] Рамаяна (с санскрита – «Путешествие Рамы») — древнеиндийский эпос на санскрите, автором которого в традиции индуизма принято считать легендарного мудреца Вальмики, имя которого упоминается ещё в ведийской литературе как одного из учителей Тайттирии-Пратишакхьи. Является одним из важнейших священных текстов индуизма. В Рамаяне повествуется история седьмой аватары Вишну Рамы (один из четырёх одновременных воплощений Вишну, остальные три — его братья), чью жену Ситу похищает Равана — царь-ракшаса Ланки. В эпосе освещаются темы человеческого существования и понятие дхармы. В поэме содержатся учения древних индийских мудрецов, которые представлены посредством аллегорического повествования в сочетании с философскими воззрениями.

[2] Международный фестиваль анимационных фильмов в Анси — крупнейший фестиваль мультфильмов, проходящий в курортном городе Анси, расположенном на востоке Франции, на северном берегу озера Анси, к югу от Женевы. Это, своего рода, анимационные Канны. Созданный в 1960 году, фестиваль первые пятнадцать лет проводился не ежегодно, чередуясь с аналогичным фестивалем в Загребе, но с 1997 года проводится каждый год. Авторитетное жюри отсматривает несколько десятков мультфильмов, награждая самые оригинальные. Гран-при (Annecy Cristal) вручается в трёх номинациях: лучший короткометражный мультфильм, лучший полнометражный мультфильм (с 1985 года) и лучший мультфильм, произведённый для телевидения (с 1985 года). Кроме того, существуют и другие премии: призы детского жюри, премия за лучшую студенческую работу, премии ФИПРЕССИ и ЮНИСЕФ и др.

  • Официальный сайт анимационного фестиваля в Анси: annecy.org

[3] Берлинале – Берлинский международный кинофестиваль, который проводится с 1951 года в Германии. Основной приз — «Золотой медведь» (медведь — геральдический символ Берлина). Проводится ежегодно в феврале (но до 1978 года проводился летом), год проведения первого фестиваля — 1951. В отличие от Каннского кинофестиваля, Берлинале ориентирован на прогрессивный геополитический кинематограф. Жюри уделяет особое внимание тому, чтобы в фестивальной программе были представлены фильмы со всего мира, в том числе фильмы стран бывшего «Восточного Блока».

  • Официальный сайт Берлинале: berlinale.de

[4] «Это моя земля» – анимационный фильм Нины Пэйли, представляющий собой краткую историю сражений за Землю Обетованную. Фильм, продолжительность которого 3 минуты 32 секунды, носит название «Это моя земля» (This land is mine), как и одноименная песня Эрнеста Голда и Пета Буна, ставшая лейтмотивом фильма Отто Премингера «Исход» (Exodus). Пока голос Энди Уильямса выводит слова о «земле любви, желанном крае», нарисованные персонажи безжалостно убивают друг друга. На сайте Палей размещена таблица «Кто кем убит?», с помощью которой зрителю предлагается сориентироваться в истории Земли Обетованной. Например, «пещерный человек», первым поселившийся на территории «Израиля-земли Ханаанской-Леванта», был убит «древним ханаанином», который, в свою очередь, пал от руки египтянина. Затем ассирийцы атаковали сынов Израилевых (изображенных Ниной в виде детей), вавилоняне разрушили Храм, но тут появился Александр Македонский, «завоеватель всего». Кроме того, особое внимание уделено «еврейскому священнику, который не воевал» и маккавеям, «которые изобрели Хануку». На третьей минуте мультфильма «на сцену» выходят британцы, палестинцы, сионисты, Организация освобождения Палестины, ХАМАС и «Хизбалла», а также государство Израиль и террористы. В последнем кадре кровавого «мультика» к небесам взмывает «ангел смерти», «герой Ветхого Завета и настоящего времени». В конце ролика появляется текст: «Копирование – это акт любви, копируйте и распространяйте». В своем блоге Нина Палей отмечает, что эпизод «Это моя земля» (This land is mine) задуман ею как финальная часть будущего полнометражного фильма «Седер-мазохизм» (Seder-Masochism). В настоящее время этот эпизод является единственным законченным фрагментом задуманного фильма.

[5] «Пророк» – анимационная экранизация одноименной книги 1923 года Джебрана Халиля Джебрана, одной из самых популярных книг мира. Продюсером анимационной картины стала Сальма Хайек, которая также озвучила одного из персонажей – Камилу, маму маленькой главной героини Альмитры; в свою очередь другого главного героя, философа, поэта-заключенного Мустафу озвучил Лиам Нисон. Книга, состоящая из 26 стихотворений в прозе, заслужила невероятную популярность. Миллионная копия была продана ещё в 1957 году, а с тех пор продажи только набрали оборотов – более 100 миллионов экземпляров по всему миру, при этом книга была переведена на более, чем 100 языков. В центе сюжета – поэт-пророк Аль-Мустафа, который рассматривает с философской точки зрения вечные темы: любви и брака, воспитания детей и отношения к смерти, верности в дружбе и человеческой щедрости, радости и горя, покупок и продаж, законов и свобод, страсти и боли, будничных разговоров и сакральных молитв, обучения и самопознания. Над созданием мультфильма трудились мультикультурные команды известных аниматоров со всех уголков планеты: Томм Мур («Песня моря»), Нина Пэйли («Сита поёт блюз»), Билл Плимптон («Идиоты и ангелы»), Жоанн Сфар («Кот раввина»), Джоан С. Грац («Мона Лиза, спускающаяся по лестнице»), Гаэтан и Пол Брицци («Фантазия 2000»), Михал Соха («Цыпочка») и др. Соответственно в мультфильме представлены различные подходы и анимационные техники. Разные команды занимались отдельными главами книги, поэтому каждая из глав выполнена в своём уникальном стиле не только повествования, но и графики. Руководил всеми командами главный режиссёр Роджер Аллерс («Девочка со спичками»). Саундтрек к мультфильму написал оскароносный композитор ливанского происхождения Габриэль Яред, автор музыки для кинофильмов «Английский пациент», «Талантливый мистер Рипли», «Холодная гора», «Осень в Нью-Йорке», «1408», а также для полнометражных анимационных лент – «Азур и Азмар» Мишеля Осело, «Гандахар» Рене Лалу и др. На каннском кинофестивале 2014 года была показана рабочая версия мультфильма, премьера которого состоялась в сентябре 2014 года на Международном кинофестивале в Торонто (TIFF — Toronto International Film Festival).

[6] Томм Мур (род. 7 января 1977 года, Ньюри, графство Даун, Северная Ирландия) — ирландский иллюстратор, автор комиксов и режиссёр мультфильмов. Соучредитель анимационной студии «Cartoon Saloon», располагающейся в Килкенни, Ирландия. Его первые два полнометражных фильма, «Тайна аббатства Келлс» (2009) и «Песнь моря» (2014), были номинированы на премию «Оскар» в номинации Лучший анимационный фильм. В основе большинства мультипликационных проектов режиссёра лежит средневековый ирландский фольклор. В настоящее время творчество режиссёра воспринимается как равное по художественному уровню и известности фильмам Хаяо Миядзаки и Джона Лассетера.

[7] Билл Плимптон (род. 30 апреля 1946 года в Портленде, штат Орегон) — американский художник, аниматор, автор комиксов и режиссёр клипов. Иллюстрации и комиксы Плимптона публиковались в Нью-Йорк Таймс, журналах Vogue, Rolling Stone и многих других изданиях. Серия его политических комиксов «Плимптон», которую он начал в 1975 году в Сохо Викли Ньюс, в конце концов была продана более чем двадцати изданиям для одновременной публикации. Его саркастический стиль легко узнаваем. К 2008 году Плимптон создал 31 короткометражный и 4 полнометражных мультфильма. Также он опубликовал книгу комиксов «Неряшливые комиксы Плимптона». Обычно Плимптон сначала издает историю в графике, а позже под неё ищет средства на выпуск фильма. Вместе с другими независимыми режиссёрами Нью-Йорка Плимптон выпустил два сборника короткометражных мультфильмов «Избегайте смотреть в глаза» (Avoid Eye Contact). В 1992 году его работы появились на канале Фокс — комедийный сериал «Край» (The Edge), а также на канале МTV в конце 80-х. С 2001 по 2003 он вместе с Доном Хэртсфелдтом гастролировал по всей Америке с программой «Шоу Дона и Билла». В 2005 году его фильм «Сторожевой пес» (Guard Dog) был номинирован на премию Академии Киноискусства за лучший анимационный короткометражный фильм. В том же году Плимптон сделал клип для хип-хоп певца Канье Уэста «Heard ‘Em Say». В 2008 году был выпущен 80-минутный фильм Плимптона «Идиоты и ангелы» (Idiots and Angels). В нём использована музыка Тома Уэйтса, Моби и группы Пинк Мартини. Картина получилась гораздо более мрачной и мистической, нежели предыдущие работы художника.

[8] Жоанн Сфар (род. 28 августа 1971 года в Ницце, в семье алжирского еврея и ашкеназки) – французский режиссёр, актёр, сценарист, карикатурист и продюсер. Изучал философию в университете Ниццы. В 1994 году дебютировал как автор комиксов. Сфар является представителем новой волны франко-бельгийской школы комиксов и режиссером фильма «Генсбур. Любовь хулигана»(Gainsbourg. Vie héroïque, 2010). Наибольшую популярность заслужил, сняв по собственным комиксам анимационный полнометражный фильм «Кот Раввина» (Le Chat du rabbin, 2011) и получив за него Специальный приз жюри на международном кинофестивале в г.Таормина (Италия) и премию «Сезар-2012» в номинации «Лучший анимационный фильм». 25 марта 2016 года Жоанн Сфар стал кавалером ордена Почётного легиона.

album
sita-sings-the-blues-soundtrack
Исполнитель: Various Artists (by Annette Hanshaw, Todd Michaelson & VA)
Альбом: Sita Sings the Blues (OST)
Лейбл: Nina Paley Productions, LLC
Дата релиза: 1 мая 2008

animaitions

video

Nina Paley: Copyright is Brain Damage | TEDxMaastricht

tags
Поделиться:

Оставить сообщение