Мишель Осело: Кирику и все-все-все

0
Не всем талантливым людям судьба дарит короткую и ровную дорогу к признанию. Некоторым приходится долгие годы, не жалея сил, карабкаться по тернистому пути в гору, в надежде, что рано или поздно, твои труды оценят по заслугам. Так сложилась судьба и у Мишеля Оселó — французского писателя, художника, режиссёра, оператора, аниматора и постановщика, экс-президента Международной Ассоциации Анимационных фильмов и ныне кавалера Ордена Почетного легиона.

Michel-Ocelot
Мишель Осело, Международный кинофестиваль в Сиджесе, 2011 © photo by Diego Calderón / Sitges Film Festival / michelocelot.fr

Пока успех не постучался в дверь

Посвятив карьеру созданию анимационных фильмов, Мишель Оселó зачастую сам осуществлял практически все стадии производства своих картин. И несмотря на то, что его оригинальные и очень искренние короткометражки еще с начала 1980-х регулярно завоевывали призы на международных кинофестивалях, широкая известность пришла к автору лишь в конце 1990-х, благодаря его первому полнометражному фильму «Кирику и Колдунья» (Kirikou et la Sorcière, 1998), который с огромным успехом демонстрировался на международных кинофестивалях и собрал внушительный мировой бокс-офис. Это был исторический триумф, изменивший не только жизнь Мишеля Оселó, но и анимационный мир в целом.

А до той поры, пока коммерческий успех никак не решался постучать в дверь, Мишелю было очень непросто делать всё, что ему хотелось, и он постоянно пребывал в состоянии поиска средств на производство. «В начале своей карьеры я трудился там, где мог получить работу, и куда меня посылали, — рассказывает Оселó. – Я создавал «Кирику и Колдунья» в шести разных странах, в одних получая финансирование, а в других дешевую рабочую силу. Это было адское испытание. Я потерял огромное количество энергии на такси, самолеты, отели, телефонные переговоры и переводчиков. На работу ушло шесть лет и когда фильм увидел свет – денег на рекламу не было, поэтому информация о картине распространялась буквально из уст в уста. Сейчас, благодаря моим скромным успехам, я делаю всё в одном месте с верной командой сотрудников. Именно так и должна протекать слаженная, продуктивная работа».

С самого начала творческого пути фильмы Мишеля Оселó были основаны на его собственных сценариях и рисунках. Сам маэстро, сравнивает себя с волшебником, — ведь, начиная с нуля, он, в конечном итоге, создаёт нечто завораживающее: «Я прикасаюсь к душам зрителей, заставляя их смеяться или плакать. И они верят в то, что происходит на экране, хотя я всегда даю понять, что это выдумка. Процесс совсем несложен: если мне что-то нужно, я просто это рисую, а затем при помощи нескольких друзей привожу рисунки в движение и моя история оживает. Мне нравится это удивительное ощущение власти. Тем не менее, я стараюсь быть хорошим, добрым волшебником». И этим волшебством дышат все его истории, вдохновение для которых он черпает из событий и вещей, окружающих его в жизни. Будь то реальная история, народная легенда или сюжет, придуманный им самим, Мишель неизменно придает своему повествованию форму сказки. Беря за основу старинный фольклор, он никогда, при этом, не занимается адаптацией. Автор просто питает своё воображение историями из прошлого, а затем создает свои собственные творения. Сказки для Мишеля Оселó — это естественный язык, изъясняясь на котором он чувствует себя, как рыба в воде. «Сказки обладают скрытой силой и их притягательность никогда не иссякает, — говорит Мишель. — Мне нравится делать людей счастливыми, а красивая история, рассказанная в позитивном ключе, является наилучшим способом донести до аудитории идею, не будучи отягощенным мрачностью реализма».

Жонглируя временем и пространством

Родился Мишель Оселó в 1943 году на Лазурном Берегу Франции в небольшом городке Вильфранш-сюр-Мер, расположенном недалеко от Ниццы. Большую часть своего детства он провел в Конакри, столице западноафриканской Гвинеи. Позднее, когда Мишель уже был подростком, его семья вернулась во Францию и обосновалась в Анже. После маленькой африканской школы, мальчик не слишком комфортно чувствовал себя в огромном, похожем на муравейник, французском учебном заведении, но за пределами школы у него были свои творческие и художественные мероприятия: Мишель много рисовал и увлеченно играл в кукольный театр, сам создавая представления. «Я осознал, насколько мне нравится рассказывать истории уже взрослым, но на самом деле я рассказывал их с детства, — вспоминает Оселó. — Лет с восьми я сочинял истории для своей бабушки (хотя обычно бывает совсем наоборот!). А пока я рос, мне удалось написать множество вещей: поэмы, сценарии для представлений кукольного театра и забавную сатиру, посвященную моей семье».

По мере творческого становления Мишель с упоением открывал для себя многообразие мирового культурного наследия, восхищаясь, кроме всего прочего, искусством Древнего Египта и Древней Греции, китайской и японской живописью тушью, произведениями мастеров эпохи Ренессанса, и работами иллюстраторов конца XIX – начала XX века. Он охотно черпал вдохновение в работах множества творцов, но ему всегда было чуждо копирование: «В детстве я ненавидел, когда мне давали книжки-раскраски, потому что я мог рисовать собственные картинки и раскрашивать их как мне заблагорассудится, не следуя приведенным образцам (кроме того, цвета оригинала были намного ярче, чем мои собственные карандаши, и это было очень досадно). Поэтому я никогда никому не подражал, но находился под влиянием очень многих. Я играю разноцветными шарами из разных мест и эпох (они могут быть узнаваемы публикой, и это нормально), но сегодня жонглер – это я».

Мишель Оселó всегда обожал фильмы, как анимационные, так и художественные. В детстве походы в кино были редким удовольствием, а телевизора у них дома не было, поэтому созерцание движущихся картинок на экране превращалось для него в настоящий праздник. С анимацией Мишель познакомился благодаря чешскому кукольному мультфильму Гермины Тырловой «Восстание игрушек» (Vzpoura hraček, 1946). Эта малоизвестная картина, а также попавшая к нему в руки книга о кукольной мультипликации из серии «Сделай сам» стали теми искорками, которые впоследствии разожгут его страстное увлечение анимацией. Конечно же, Мишель смотрел и знаменитые фильмы Диснея. «Вплоть до «Спящей красавицы», которую я считаю лучшей его работой, Уолт Дисней был великим продюсером, — говорит Оселó. — В более поздних фильмах он стал прекрасным поставщиком продукции, но его работы утратили мой интерес (хотя я восхищался его методами!). Затем, мало-помалу, я обнаружил для себя авторские короткометражные фильмы. Очень скоро я подсел на них, хватаясь за любую возможность посмотреть эти оригинальные работы — в основном на кинофестивалях. Именно от этих картин я получаю настоящее удовольствие. У меня нет ни единого фаворита, потому что список таких работ очень длинный». (Стоит отметить, что в этом списке присутствуют все без исключения работы Юрия Норштейна и Франчески Ярбусовой, а также любимый многими мультфильм Эдуарда Назарова «Жил был пёс»).

Короткий длинный метр

Первый любительский опыт создания анимационных фильмов Мишель приобрел, когда однажды во время каникул вместе с друзьями снял несколько короткометражек. Каждый из новоиспеченных аниматоров использовал разные методы по своему вкусу. Самому Мишелю очень нравилось вселять жизнь в героев, вырезанных из бумаги. Впоследствии эту технику, которая станет его визитной карточкой, режиссёр не раз будет использовать в своих работах.

Так уж сложилось, но Мишель Оселó никогда формально не обучался анимации. Сначала он изучал декоративно-прикладное искусство в Региональной Школе изящных искусств в Анже. Здесь он получил основной багаж знаний и начал серьезно подумывать о том, что анимационные фильмы — это та самая сфера, где он сможет рисовать, вырезать, вставлять и рассказывать истории, — в общем, заниматься тем, что полностью захватит его воображение. Мишель даже просил о создании факультета анимации. И его открыли, но уже после того как он ушел. Затем была Национальная школа декоративного искусства в Париже, где курс в основном концентрировался на дизайне интерьера, что Мишеля совсем не интересовало. Графического искусства было слишком мало, а обучение анимации и вовсе отсутствовало. В тот период Оселó грезил об Америке, этой сверкающей стране успеха, мечтая учиться искусству анимации на родине анимации. Ему даже удалось получить стипендию на обучение в Штатах, но информации об учебных заведениях было слишком мало, и возникли трудности с поиском подходящего курса по анимации. Выбор пал на Колледж дизайна в Лос-Анджелесе, в котором учили рекламе, полиграфии и фотографии, но факультета по анимации не оказалось. Тогда Мишель перевелся в Калифорнийский институт искусств. Там обнаружилась довольно скверная организация занятий, слабое преподавание и такой же невысокий спрос со студентов. В итоге он так ничего и не узнал об анимации, хотя приобрел незабываемый опыт знакомства с Америкой конца 1960-х.

Вернувшись во Францию, Мишель тщетно пытался устроиться на работу в какую-нибудь анимационную студию. Без дела он, конечно, не сидел, самостоятельно снимая короткометражные фильмы и проводя обучающие семинары для детей. Продюсер Ив Руссе-Руар, увидев некоторые из работ Мишеля, предложил ему сделать телевизионную адаптацию серии популярных детских книжек Бенжамина Рабье «Гедеон». Мультфильм «Приключения Гедеона» (Les Aventures de Gédéon, 1976) об утёнке с необычайно длинной шеей стал первой работой Оселó, официально увидевшей свет (если, конечно, не считать 45-секундного ролика об опасности сердечнососудистых заболеваний, снятого благодаря тому, что Мишель победил в конкурсе на лучший сценарий для него).

Кружева из бумаги, фломастеры и театр теней

Многие критики упрекали Оселó в том, что техника вырезания из бумаги – это удел дилетантов. Сам же маэстро придерживался совершенно иного мнения. Насколько это необычайно красиво он решил доказать, создав свою первую профессиональную картину. 13-минутный фильм «Три изобретателя» (Les Trois Inventeurs, 1976) Мишель сделал от начала до конца сам. Вырезая кружевные орнаменты из листов белой бумаги, он создал волшебный маленький мир, оживший на экране. Для съемки продюсер Мишеля арендовал, наверное, самую дешевую камеру во всей Франции. В ней не было видоискателя, большой лист целлулоида помещался на обычном столе, показывая поля в зависимости от высоты аппарата. Механизм для перемещения камеры вверх и вниз проворачивался с большим трудом. Об автофокусе оставалось только мечтать, и каждый раз, когда Мишель двигал камеру вверх или вниз, он забывал настроить фокусировку. Поскольку просмотреть отснятое было негде, проблема обнаруживалась уже, когда пленка с фильмом оказывалась в лаборатории. Затем ее возвращали на место съемки, а так как оборудования для просмотра не было, Мишелю приходилось нестись в близлежащий кинотеатр. Киномеханик при помощи своего дряхлого и шумного оборудования запускал фильм на экран, а Оселó всего за два просмотра должен быть определить и записать в блокнотик список имеющихся проблем. «Я вырезал все детали в своей квартире, в тишине и в полном одиночестве. На это у меня ушло пять месяцев, – вспоминает Мишель. – Съемки фильма заняли еще три месяца. Они также проходили в абсолютной тишине, в доме, затерянном в Севеннских горах, где шел снег. Я трудился от восхода до заката, делая что-то важное, и я был счастлив». Этот фильм выиграл премию Британской академии кино и получил призы на Всемирном фестивале анимационных фильмов в Загребе и на Датском кинофестивале в Оденсе. Но, невзирая на награды, заказов на съемки новых работ автор так и не дождался.

После «Трёх изобретателей» Мишель снял «Легенду о бедном горбуне» (La Légende du pauvre bossu, 1982). Техника создания этого фильма в сравнении с предшественником не требовала столь трудоемких затрат. «Здесь не было анимации, закадровых диалогов и движения камеры. А поскольку нет справедливости в этом мире, «Горбун» получил награду «Сезар» за лучший анимационный короткометражный фильм», — язвительно изрек сам режиссёр. Этот мультфильм сложен из сменяющих друг друга рисунков, напоминающих деревянные гравюры XV века. Хотя на самом деле Мишель использовал лишь фломастеры и белую бумагу, а затем добавлял серый цвет при помощи угля и пастели и создавал некоторые световые эффекты, затирая нужные участки замшей или ластиком. Сами персонажи были просто нарисованы на соответствующем фоне. Гениально просто и красиво. И никакой анимации, только история. Но история – это всегда самое важное.

В сериале «Почти кино» (Ciné Si, 1989) Мишель попытался сделать невозможное. С одной стороны он был вынужден снимать телевизионный сериал, хоть это было ему не по душе. Но телепродукция пользовалась реальным спросом. А с другой стороны, он нашел прекрасный компромисс, как в рамках этого самого телесериала создавать короткометражные фильмы, которые ему очень хотелось делать, но спроса на них не было. Концепция получилась беспроигрышной: в старом заброшенном кинотеатре собираются трое друзей, где они обсуждают и выбирают истории, наряжаются в костюмы и с воодушевлением исполняют свои роли в спектакле на фоне ослепительных сценических декораций. Получился телесериал, ведь уже знакомые персонажи появляются каждый вечер в той же обстановке. Но как только друзья оказываются на сцене, каждая история превращается в независимый короткометражный фильм. В этом сериале Оселó использовал силуэтную анимацию, как наиболее экономичную из техник, потому что в средствах Мишель был весьма ограничен. Но ему было очень приятно возродить этот полузабытый метод, схожий с древним искусством театра теней, и некогда успешно популяризированный немецким режиссёром Лоттой Райнигер. Однако телеканалы в то время были не слишком впечатлены идеей и выделили средства всего на восемь эпизодов, хотя у Мишеля уже было готово материалов на два десятка. Шесть из этих восьми серий впоследствии перекочевали в полнометражный фильм «Принцы и Принцессы» (Princes et princesses, 2000). Тогда на волне успеха «Кирику и Колдуньи» анимационный театр теней Мишеля Оселó отыскал, наконец-то, ценителей среди широких масс зрителей.

Выход из гетто

Компьютерную анимацию Мишель Оселó впервые опробовал в своей полнометражной картине «Азур и Азмар» (Azur & Asmar, 2007). «Объемное изображение стало для меня новой игрой, — признается режиссёр. — И как это ни удивительно, это также стало возвращением к традициям. Я вернулся к куклам, которые выглядят так, словно сделаны из бумаги, только двигаются они в нескольких слоях пространства на экране. И я продолжаю в том же духе: персонажи смотрятся, как изготовленные вручную, а я при этом играю с объемным и плоским пространствами. Это позволяет сохранить связь между режиссёром и зрителями, что для меня очень притягательно». Как и все фильмы Мишеля Оселó, «Азур и Азмар» — это оригинальная сказка, на этот раз навеянная автору фольклором «Тысячи и одной ночи», декоративным искусством Северной Африки и Ближнего Востока и, пожалуй, чуточку больше тяготеющая к жанру фэнтэзи.

К силуэтной анимации Мишель вновь обратился в «Драконах и принцессах» (Dragons et Princesses, 2010), сериале из десяти эпизодов, который ему предложили сделать для телевидения. Здесь же он возродил и свою остроумную завязку о друзьях, представляющих шоу в заброшенном кинотеатре. «В прошлом я использовал черные силуэты, потому что не было денег, а этот метод был самым дешевым. — Говорит Мишель. — Когда пришел успех, мне больше не нужно было беспокоиться о финансовых проблемах. Я вернулся к силуэтному кино просто потому, что мне очень нравится эта техника. Теперь производство стало полностью цифровым, но главным условием было сохранить невинную простоту и жизнерадостность персонажей, ранее вырезавшихся их бумаги. Да, цифра – это намного дороже, начиная от компьютеров, профессионального программного обеспечения и заканчивая техническим персоналом, но компьютер дал мне возможность создавать яркие декорации, чего не получалось добиться акварелью на полупрозрачной бумаге. Я наслаждаюсь буйством красок и могу создавать красивые изображения в более короткий срок. Графический планшет делает все возможным, но в первую очередь, я ощущаю себя рассказчиком. И я всегда готов вернуться к примитивным и простым способам создания фильмов… или двинуться в сторону 4D».

Когда продюсеры увидели первые пару серий «Драконов и принцесс», они хором воскликнули: «Да это же настоящее кино!» «А вы чего ожидали?», — пожав плечами, ответил Мишель. Тогда было решено выпустить полнометражную картину. Оселó выбрал пять из десяти эпизодов, которые, как он считал, идеально подойдут под формат 3D, и сочинил еще одну историю, уже специально ориентируясь на объемное изображение. Фильм получил новое название – «Сказки на ночь» (Les Contes de la nuit, 2011) – и трогательную сопроводительную легенду о том, что сценарии Мишель писал в тот период, когда никто не хотел финансировать его сказки, но режиссёр не привык сдаваться и в конечном итоге его работа увидела свет. «Сказки на ночь» – это первая картина Оселó, сделанная в 3D формате, и единственная французская работа в перечне фильмов, отобранных в 2011 году для показа в конкурсной программе 61-го Берлинского международного кинофестиваля. Сам режиссёр был очень удивлен и взволнован, что такой большой фестиваль выбрал его фильм: «Берлинале – это Кинофестиваль, а не просто фестиваль анимационных фильмов. А я всегда считал, что делаю именно фильмы. И мне хотелось вырваться из «гетто», в которое помещают анимацию. И вот я здесь».

В «гетто» его авторские анимационные работы оказались еще и по вине высокого качества и успеха диснеевских мультфильмов, которые волей-неволей способствовали формированию прочной ассоциации, что анимация — это только для детей и только в определенной сфере. «Я никогда не снимал фильмов для детей, но поскольку работаю в области анимации, мои работы автоматически получали ярлык «для детей», — говорит Мишель Оселó. – Поначалу меня это раздражало, но теперь эта идея даже забавляет. Ведь дети действительно любят мои фильмы! Вероятно, потому что они не являются целевой аудиторией. Никому не нравится, когда с ним обращаются как с ребенком, а детям особенно. Я делаю картины для всех возрастов. Всю свою жизнь я создаю фильмы, которыми увлечен сам, только такие, какие мне хочется снимать, даже когда я был крайне ограничен в средствах. И это огромная радость видеть в зале кинотеатров семейные группы, которые вместе смотрят мои работы и полностью поглощены ими».

Кирику – это я

Написать сценарий для первой полнометражной картины предложил Мишелю продюсер анимационных фильмов Дидье Бруннер, заметив, что тот впустую тратит время, работая на телевидении. Из записей и набросков, которые Оселó делал во время периодов безработицы, он выбрал историю об Африке, и за неделю сценарий о храбром малыше из африканской деревни под названием «Кирику и Колдунья» был готов. Популярность дебютной полнометражки о Кирику стала причиной одного из самых частых вопросов, которым донимали журналисты Мишеля Оселó: «Для вас такой огромный успех, должно быть, стал большим сюрпризом?» Причем чаще это звучало не как вопрос, а скорее как констатация факта. «Вовсе нет!» — неизменно парировал режиссёр. Даже если Мишель и был готов к провалу, не в меньшей степени он был подготовлен и к триумфу. Но он никак не ожидал, что все так горячо полюбят Кирику. И взрослые, и дети, и в его родной стране, и за рубежом, все они просили, требовали продолжения! Сам автор полагал, что сиквел невозможен, ведь «Кирику и Колдунья» был законченной историей. Но после нескольких лет уговоров он, наконец, сдался и придумал прекрасную альтернативу, расширив законченную сказку про Кирику новыми приключениями, о которых не было рассказано в первом мультфильме. Так на свет появился фильм «Кирику и дикие звери» (Kirikou et les Bêtes sauvages, 2005). Однако публика не унималась и жаждала еще, поэтому два года спустя появился мюзикл «Кирику и Караба» (Kirikou & Karaba, 2007) с популярной малийской актрисой и певицей Фатуматой Диаварой в роли колдуньи Карабы, куклами от компании Филиппа Жанти и музыкальным звукорядом в исполнении звёзд африканского континента – Анжелик Киджо, Рокии Траоре, Уму Сангаре, Баллаке Сиссоко, Фатуматы Диавары и Юссу н’Дура, на чьей студии в Дакаре записывался саундтрек.

А спустя еще пять лет была выпущена третья анимационная картина, озаглавленная «Кирику и мужчины и женщины» (Kirikou et les Hommes et les Femmes, 2012). Оба мультипликационных продолжения собрали даже бóльшую аудиторию, чем первый мультфильм. «Два сиквела о Кирику занимают особое место в моей работе, потому что я не единственный автор сценария. — Рассказывает Мишель. — В «Кирику и Колдунье» я сказал все, что хотел, и ощущал некоторую растерянность, думая о продолжении. Реального продолжения приключений быть не могло, потому что Кирику, которого хотела видеть аудитория, это отважный голый мальчик, а не взрослый женатый юноша, каким он стал в конце первой истории. Поэтому я попросил помочь с идеями других авторов, предупредив их, что сценарий и диалоги я буду писать самостоятельно (да, Кирику – это я, и лишь мне одному известно, что он делает, о чём думает и что говорит…)».

Единственной ложкой дегтя в победном шествии Кирику по планете, стали проблемы, которые пришлось утрясать с кинопрокатом в Соединенных Штатах, из-за невинной наготы маленького героя. Американцы почему-то усмотрели в традиционной одежде африканской деревни некую угрозу нравственным устоям. «Но там нет никакой наготы, — терпеливо объяснял режиссёр. – Персонажи одеты вполне обычно: мужчины и женщины носят набедренные повязки, а дети ходят голышом и надевают их, только, когда достигают определенного возраста».

Не исключено, что на приключениях Кирику еще рано ставить точку, но пока Мишель Оселó решил уделить внимание родному городу и трудится над новым проектом о Париже начала XX века. Дабы проникнуться духом Прекрасной эпохи, во время работы над сценарием режиссёр с головой погрузился в литературное и художественное наследие того времени, увлеченно читая мемуары Сары Бернар и Луизы Мишель, вновь обратившись к произведениям Марселя Пруста, просматривая старинные снимки Парижа, фотографии известных артистов и иллюстрированные книги о великих художниках того времени. Новый фильм Мишеля Оселó поведает о похождениях маленькой девочки из Новой Каледонии, которая открывает для себя ослепительную столицу Франции. Релиз картины, получившей название «Дилили в Париже» (Dilili à Paris), запланирован на 2018 год и станет уже седьмой по счету полнометражной работой Мишеля Оселó.

  • Официальный сайт Мишеля Оселó: michelocelot.fr
  • На титулке: фрагмент постера мультфильма «Кирику и мужчины и женщины» © Michel Ocelot (Kirikou et les Hommes et les Femmes, 2012) / Studio O / michelocelot.fr
albums
Kirikou & Karaba
Исполнитель: VA (ft. Angelique Kidjo, Oumou Sangare, Rokia Traore, Fatoumata Diawara, Youssou n’Dour etc.)
Альбом: Kirikou & Karaba — Les Chansons du Spectacle (La Comédie Musicale de Michel Ocelot)
Лейбл: EMI Music France
Дата релиза: 12 октября, 2007


Kirikou et les hommes et les femmes
Исполнитель: VA (ft. Youssou n’Dour, Boubacr Mendy, Mah Sissoko, Kandia Kora etc.)
Альбом: Kirikou et les hommes et les femmes (Bande originale du film de Michel Ocelot)
Лейбл: EMI Virgin Music Publishing France
Дата релиза: 01 октября, 2012

video

Продолжение…

1 2
Поделиться:

Оставить сообщение