Мартин Киппенбергер: панк от искусства

0
Жизнь художника-нонконформиста Мартина Киппенбергера никак нельзя назвать скучной. Он был большим оригиналом и провокатором. К примеру, он купил бензоколонку в Бразилии и назвал ее в честь нацистского военного преступника Мартина Бормана. Открыл музей современного искусства в здании заброшенной скотобойни на Сиросе. Приобрел картину Герхарда Рихтера (одного из самых дорогих и успешных мастеров современной немецкой живописи) и использовал её как кофейный столик. За его критическое отношение к обществу и политике он удостоился титула «панк от искусства».

Martin-Kippenberger
Мартин Киппенбергер © photo by Elfie Semotan

Сознательное отсутствие стиля

Мартин – уроженец Дортмунда – свои первые шаги по арт-полигону сделал в Высшей школе изобразительного искусства в Гамбурге. В то время там преподавал один из крупнейших мастеров немецкого постмодернизма, Зигмар Польке. И даже не будучи непосредственным наставником, оказал неоспоримое влияние на Киппенбергера.

Работая поначалу с живописью, Мартин очень быстро освоился и с другими видами искусства. За свою жизнь он перепробовал массу техник – от живописи и скульптуры до фотографии и инсталляции. В итоге он нашел свой стиль, который, как говорил он сам, заключался не в чем ином, как в «сознательном его отсутствии». «Таким образом, я освободился, – говорил Киппенбергер, – когда понял, что нужно беспокоиться не о стиле, а о том, что хочешь сказать. Как все будет выглядеть потом, не имеет к этому никакого отношения».

Среди основных понятий, которые Киппенбергер ставил под сомнение, были и такие, казалось бы, незыблемые истины, как рациональность и необходимость единства. Такие противоречивые философские воззрения нашли свое проявление на нью-йоркской выставке 1985 года «Покупая Америку и продавая Эль-Сальвадор». Большая инсталляция включала в себя множество скульптурных работ, которые выглядели как безумное нагромождение объектов и образов без намека на какую-либо концептуальность.

Новые дикие

Хороший художник, считал Киппенбергер, первым обнаружит фальшь и сделает ее заметной для других. Плохой – будет еще долгие годы цепляться за привычное и комфортное, оправдывая свою ложь традицией и другой «высокой фигней». Вероятно, именно из этих соображений он примкнул к постмодернистскому течению «Новые дикие» (нем. Neue Wilde).

Отойдя в сторону от концептуализма, «Новые дикие» обратили свой взор на цветовую эмоциональность и спонтанные методы создания произведений. Их апелляции в живописи относились, прежде всего, к творчеству Анри Матисса, который совершил полный разрыв с оптическим цветом.

Sympathische_Kommunistin
«Симпатичный коммунист» (Sympathische Kommunistin), 1984

«Новые дикие» в свое творчество вплели нити немецкого экспрессионизма и пестроту современной субкультуры. Одни из них переворачивали свои полотна ради дестабилизации привычного зрительского взгляда на картину, выявления ее глубинной структуры. Другие – на основе данных теории информации – создавали авторские знаки исторического развития человечества. Третьи – исследовали роль истории и мифов в национальном сознании. В целом за сверхзадачу был взят единый ориентир – обновление художественного видения (в духе новой фигуративности), даже если эффект достигается посредством эстетического шока.

Выпендрёж и крестовый поход

Киппенбергер старательно эпатировал публику. В перечень его «благих» дел можно отнести презентацию выставки 1984 года «Истина – это труд» в Эссене. На ее открытие он пригласил радикальных берлинских музыкантов, обычно игравших бескомпромиссный фри-джаз. Авангардисты современного джаза прекрасно замаскировались под ресторанную группу. Они честно и исправно играли негромкий свинг, джазовые стандарты, безо всяких подоплек, без резких интерпретаций, усложнений и искажений, на которые были вполне способны. И это отсутствие иронии над исполняемым материалом, отсутствие провокации и оказалось самой большой провокацией. Кстати, группа, созданная на один вечер, успешно просуществовала много лет.

Flying tanga
«Летящий Танга» (Fliegender Tanga), 1982

Вспоминается еще и другой творческий акт Киппенбергера, до сих пор будоражащий неосведомленных туристов по всему миру, – построение воображаемой системы метро, у которого существуют абсолютно реальные входы, установленные в юконе, Лейпциге, и где-то в Греции. Но самым скандальным и вызвавшим наибольший мировой резонанс событием стала экспозиция в итальянском музее Museion его работы под названием «Ногами вперед» (Zuerst die Fuesse). Эта скульптура высотой 130 см изображала распятую на кресте лягушку (сходную с традиционным изображением распятого Иисуса Христа) с пивной кружкой в одной лапке и яйцом – в другой. Она позиционировалась автором как автопортрет времен лечения от алкогольной и наркотической зависимости. В это время, со слов Киппенбергера, он чувствовал себя «распятой лягушкой».

Работа, выполненная из дерева в 1990 году, до 2008-го никого не возмущала, пока на выставке в Больцано, что в южном Тироле, ее не увидел местный чиновник Франц Паль. Он потребовал убрать ее с экспозиции как оскорбляющую религиозные чувства и, заручившись поддержкой папы римского Бенедикта XVI, начал бессрочную голодовку. Его маленький крестовый поход против современного искусства продлился восемь дней и не принес никакого результата, кроме госпитализации «от истощения».

Хронический любимец аукционов

Не секрет, что большую часть своих произведений Мартин Киппенбергер создавал в состоянии алкогольного опьянения и умер от цирроза печени в возрасте 44 лет. Однако именно он – хронический алкоголик, с бесстыдством создававший себе паблисити при помощи провокаций, – что называется, «сделал» последние мировые аукционы.

Так, на лондонском Christie’s 2009 года, представляющем послевоенное и современное искусство, его картина «Бар «Париж» (с изображением берлинского бара, где художник часто сидел с друзьями – Дэвидом Боуи, Игги Попом и Энди Уорхолом) стала топ-лотом торгов и ушла за $ 3,7 млн при эстимейте до 2 млн. Там же ушла его картина «Официант…» – за $ 1,7 млн при эстимейте $ 500 тыс. А на февральском Christie’s 2010 года композиция из пяти полотен «Летящий Танга», в свое время пропиаренная лондонскими рокерами Manic Street Preachers на обложке одного из их синглов, просто-таки улетела за $ 4 млн.

Спустя всего месяц, на мартовском аукционе Sotheby’s в Амстердаме, посвященном произведениям контемпорери-арт, картина Киппенбергера «Яйцо динозавра», анонсированная как его последний завершенный шедевр, стала чемпионом среди полотен и принесла организаторам € 1,72 млн при эстимейте € 200-300 тыс.

Судя по всему, британская газета The Times не ошиблась, включив Мартина Киппенбергера в двадцатку лучших художников, которые жили в период с начала XX века до наших дней. Его стратегией было создавать работы порой шокирующие и беспокоящие. И хотя зачастую они выглядят юмористически – под этим тонким слоем иронии лежат серьезные вопросы о моральной ответственности художника, о социальной функции искусства, о ценностях и убеждениях западной культуры и о природе человеческого разрушения.

  • На титульном фото: Мартин Киппенбергер в Венеции, 1996 © photo by Elfie Semotan
videos

Поделиться:

Оставить сообщение