Люсьен Фрейд и храм плоти

0

…живопись – это единственное искусство, в котором интуитивные способности художника могут иметь большее значение, чем реальное знание или ум.
Люсьен Фрейд

Не пытайтесь сострадать натурщикам Люсьена Фрейда, будь они домочадцами, супермоделями или работниками сферы быта. Просто попробуйте как можно дольше не отводить взгляда от его картин. Вы увидите, как человеческое тело неожиданно обретает черты лица, а портреты обнажают свою плотскую природу. В хаосе современного арта Люсьена Фрейда отличала некая архаичная серьезность в отношении к миссии художника. То, как он запечатлевал красоту плоти, и сегодня заставляет восторгаться и сопереживать как рядового зрителя, так и завзятых коллекционеров, выкладывающих миллионы за полотна мастера.

Хотя Люсьен Фрейд никогда не позиционировал себя как фигуру публичную и старался по большей части держаться в тени, это ему слабо удавалось. Таблоиды не успевали следить за его женами, любовницами, да и просто внебрачными связями. Многие персонажи из жизни становились героями его картин, его моделями. А модель для художника – это муза, вдохновение и, как сказал однажды сам мэтр, «исходная точка для волнения». Модельный же ряд Люсьена Фрейда пестр и разнообразен. Он нередко рисовал свою мать, дочерей и близких друзей. Среди натурщиц художника – Кейт Мосс, Джерри Холл и даже 120-килограммовая социальная работница Сью Тилли, чей портрет в 2008 году был продан на аукционе Christie’s роману Абрамовичу за беспрецедентные $33,6 миллиона.

А смерть мастера в 88-летнем возрасте 20 июля 2011 года побудила многих заново переосмыслить место и роль семейства Фрейд в мировой истории. Кроме заслуг основателя психоанализа Зигмунда Фрейда, приходящегося Люсьену дедушкой, вспомнились и архитектурные таланты его отца, Эрнста Фрейда. Не преминули посудачить и об отношениях художника с его братом – известным политиком и литератором Клементом Фрейдом, чьи похороны в апреле 2009 года художник попросту проигнорировал. И даже обсудили влияние родства на культурные и финансовые аспекты жизни племянников и детей Люсьена, которых, включая незаконнорожденных, у него более сорока. Впрочем, никто, даже сам художник, точно не знал, сколько их на самом деле, потому что официально он признал всего четырнадцать. Но наибольший интерес – как тогда, так и сейчас – вызывает затворническая фигура самого живописца.

Работы Люсьена Фрейда разных лет

Творец реалий

Получив первоначальное образование в Эссекской школе живописи и Лондонской школе искусств, Люсьен Фрейд уже к 22-м годам мог похвастать первой персональной выставкой в галерее Лефевра. ранние работы были написаны в жанре сюрреализма, которым он очень быстро переболел. Уже с начала 1950-х он сосредоточился на портретах в интерьере и вскоре, что называется, нашел свой стиль. Его «фирменным блюдом» стала пастозная манера письма с доминирующим акцентом на обнаженной натуре в охристых тонах.

По сути, Люсьен Фрейд вплотную подошел к созданию некоего синтетического жанра – сплава ню, портрета и натюрморта. Он с пристальным вниманием запечатлевал именно то, что было табуировано канонами красоты, то, что принято игнорировать в живописи и ретушировать на фотографии: дряблые, угловатые, оплывшие тела, мешки под глазами, просвечивающий сквозь редеющие волосы скальп, усталую, воспаленную кожу. Под беспристрастным взглядом творца вся эта материя (тщетно стремящаяся к образу и подобию, по коему она якобы сотворена) обретала истинную одухотворенность.

Тело как улика

Когда в 1951 году картина «Интерьер в Паддингтоне» завоевала один из призов на британском выставочном фестивале, Фрейд только начинал ковать репутацию современного мастера в области фигуративной живописи. Своеобразным трамплином для него стала лондонская выставка 1976 года, озаглавленная цитатой из Одена: «Человеческая глина». Ее организатором выступил потомок еврейских выходцев из России и Венгрии, живописец и график Рон Б. Китай, открыто выражавший приверженность реалистическому искусству, вопреки преобладавшему тогда абстракционизму. Люсьен Фрейд поддерживал его в этом: «Художники, которые отказывают себе в представлении жизни и ограничивают свой язык исключительно абстрактными формами, лишают себя возможности вызвать нечто большее, чем эстетические эмоции». Кроме Фрейда и Китая, на выставке были представлены картины и рисунки Френсиса Бэкона, Леона Коссофа, Майкла Эндрюса и Фрэнка Ауэрбаха.

Всех их с тех пор стали называть художниками Лондонской школы. Впрочем, в годы расцвета авангардизма ожидать каких-либо особых похвал и всенародной любви было несколько неуместно. Ведь даже стиль ню, в котором работал Фрейд, разоблачался как салонный жанр и квинтэссенция буржуазности. Реабилитации пришлось дожидаться вплоть до 1990-х, когда значимость телесности для изобразительного искусства в целом вернулась на круги своя. Вот тогда-то фрейдистские полотна, словно недостающие пазлы, заняли свое место в сокровищнице современного арта.

Если друг оказался вдруг

Из художников, близких Люсьену Фрейду как в эстетическом, так и в моральном плане, стоит назвать, прежде всего, Френсиса Бэкона. Они были друзьями задолго до первой выставки Лондонской школы. Фрейд дважды писал Бэкона на протяжении 50-х годов. К сожалению, портрет 1952 года был украден с выставки в Берлине в 1988 году – с тех пор его никто не видел.

Бэкон тоже не единожды изображал Фрейда. Каждый, разумеется, писал в привычной для него технике. У Фрейда это была почти патологоанатомическая манера, не льстящая собрату ни на йоту. Бэкон, к слову сказать, тоже не оставался внакладе: лицо Люсьена зачастую было смазано, а моложавая фигура – искорежена, что превращало натурщика в сочную, условно живописную отбивную.

На сегодняшний день очевидным является тот факт, что Фрэнсис Бэкон и Люсьен Фрейд – две равновеликие вершины английской живописи, представляющие два полюса в искусстве – предельную субъективность и крайнюю степень проявления трезвости.

Живописные дефиле

С конца девяностых слава неуклонно лизала пятки уже маститому художнику. Его работа «После Сезанна» (1999-2000), имеющая несколько необычную форму, была приобретена Австралийской национальной галереей за $7,4 миллиона. Сам же Фрейд, став чуть ли не главным национальным достоянием Соединенного Королевства, в период с мая 2000 по декабрь 2001 года написал портрет Елизаветы II. И хотя работа была раскритикована британской прессой, она и ныне украшает королевское собрание живописи.

Кроме того, еще при жизни произведения Люсьена Фрейда вошли в экспозицию знаменитого лондонского семейного музея Wallace Collection, где ранее не выставлялся ни один из современных художников. А в 2002 году Лувр совместно с Объединением национальных музеев представил на одной из главных выставочных парижских площадок Grand Palais выставку «Констебл: выбор Люсьена Фрейда». Это означало, что великий английский художник имеет честь быть представленным французской публике великим английским живописцем – из разряда «гений о гении». В том же 2002 году состоялась ретроспектива работ Фрейда в лондонской галерее Тейт. А после смерти мастера крупнейшие ретроспективы прошли сначала в парижском Центре Жоржа Помпиду, а позже в венском Художественно-историческом музее Kunsthistorisches Museum, где с 8 октября по 6 января 2014 года можно было лицезреть более 40 картин Люсьена Фрейда.

Его же руками была создана и этикетка для Chateau Mouton Rothschild, которую семейство Ротшильд каждый год заказывает одному из великих художников. В их число входили Марк Шагал, Энди Уорхол, Пикассо, Дали, Сезар, Миро и многие другие. Стоит ли говорить, что на самых известных мировых аукционах его работы неизменно вызывают неподдельный интерес, украшая и оживляя любые торги. Интерес к личности живописца столь велик, что на торги выставляются даже его любовные письма. Так, на аукционе Sotheby’s 13 февраля 2014 года было представлено собрание из 11 писем к Фелисити Хеллаби, возлюбленной художника во время его учебы в Школе живописи и рисования Восточной Англии, когда Фрейду было 20 лет.

Несмотря на всемирное прижизненное признание, сам художник относился к собственной персоне и славе с юмором и творческим скепсисом. Судя по всему, его градация ценностей зиждилась на юношеских постулатах, где сам акт написания картин неизбежно ценился выше конечного результата: «Момент полного счастья никогда не возникает во время творчества. Его ожидание ощутимо в процессе творчества, но оно исчезает по мере приближения к концу работы… Эта огромная неудовлетворенность ведет художника дальше. Таким образом, процесс творчества становится необходим ему больше, чем сама картина». Согласитесь, что настолько трепетный и вместе с тем глубокий подход к основам своего ремесла присущ только Мастерам с большой буквы. Вероятнее всего, такая скрупулезность Люсьена Фрейда в работе исходила из его нежелания быть заложником новых времен, где все, включая творчество, ставится на поток.

  • На титульном фото: «Автопортрет с синяком под глазом» Люсьена Фрейда на аукционе Sotheby’s © Dominic Lipinski


BONUS

Лекция арт-критика и культуролога Ирины Кулик в Музее современного искусства «Гараж» «Люсьен Фрейд – Рон Мьюек. Тактильный реализм» (из цикла «Несимметричные подобия»)

Поделиться:

Оставить сообщение