Хоакин Кортес: цыганский мавр

0

Я принадлежу к новому поколению цыганских танцоров, которые готовы защищать свои корни. Цыгане уходят от своей кочевой жизни и начинают создавать вещи, которые останутся в истории.
Хоакин Кортес

Женщины всего мира рвутся на сцену, чтобы прикоснуться к своему кумиру, а СМИ то и дело включают танцора в топ самых сексуальных мужчин мира. Пожалуй, не зря в родных испанских пенатах его прозвали «ходячим афродизиаком». Впрочем, прозвищ у него не мало – «танцующий бог», «демон балета», «огненный принц фламенко». Сам же Хоакин Кортес, учитывая тот факт, что семья его отца родом из Северной Африки, в шутку называет себя «мавром».

Joaqin-Cortes

Хоакин Кортес в костюме Bata de cola от Джорджио Армани / photo by Álvaro Beamud

В окружении див

Так уж повелось, что Хоакин практически всегда был окружен пристальным женским вниманием и теплом. К примеру, в 16 лет, когда его родители развелись, только забота матери и сестер помогла ему безболезненно пережить столь тревожное для любого подростка событие. Поэтому вполне логично, что свою мать Басилию он считает самой важной женщиной в своей жизни и непременно отзывается о ней с нежностью и любовью. А одна из сестер Хоакина до последнего времени постоянно сопровождала его во время шоу, что даже дало повод неразборчивым папарацци подумать, что она является его девушкой.

Касательно же дел амурных, то их в жизни испанского мачо более чем предостаточно. Он не скрывает своих чувств и повсеместно признается, что у него горячее сердце и довольно влюбчивая натура. А учитывая, насколько гипнотическое воздействие он оказывает на слабую часть человечества, остается только догадываться о количестве разбитых дамских сердец. У Хоакина, судя по всему, армию поклонниц можно измерять не только в количественном, но и в качественном эквиваленте (исходя из звездного статуса фанаток). Их преданность таланту и красоте танцора по большей части можно назвать безграничной и искренней. Так английская актриса Эмма Томпсон, вручая «принцу фламенко» цветы после концерта, стала перед ним на колени. А вот актриса Труди Стайлер, супруга Стинга и мать его четверых детей, купила на аукционе танцевальные туфли Кортеса за десять тысяч долларов.

Однако без преувеличения самую громкую огласку получил роман цыганского мавра с супермоделью Наоми Кэмпбелл. «Черная пантера» ради него готова была стать мягкой и ласковой кошечкой. Она просто потеряла голову от любви и даже пренебрегла огромным состоянием, оставив своего жениха – итальянского миллионера Флавио Бриаторе. Правда, вскоре и сама фэшн-дива осталась у разбитого корыта. Ей на собственной шкуре довелось ощутить всю горечь расставаний, да еще вкупе с угрызениями ревности. Хоакин проявил характер и, громко хлопнув дверью, ушел от строптивой модели. Наоми, очевидно, была к этому не готова, и даже пыталась свести счеты с жизнью, наглотавшись таблеток вперемешку с шампанским. К счастью все обошлось, но она еще долго приходила в себя и лечилась от депрессии.

А вот Хоакин не стал менять свой любвеобильный способ бытия и буквально через месяц увлекся знаменитой Натальей Орейро. Поговаривают, что уругвайская актриса пережила столь сильное эмоциональное переживание, что едва не решилась сама сделать Кортесу предложение. В общем, в жизни горячего испанца было много женщин, готовых сложить мир к его ногам. Среди прочих – испанская модель Мариса Хара, сбежавшая из-за него из-под венца; французская фотомодель и актриса Летиция Каста, с которой они вместе снимались в картине «Циган»; звезды латиноамериканского кино Катрин Фулоп и Гойя Толедо. Список, поверьте, можно продолжать еще очень долго. Волей-неволей склоняешься к мысли, что в излюбленной фразе Хоакина Кортеса («Единственная моя главная любовь – это танец, и ему я отдаю всего себя!») абсолютно нет пафоса.

Из небытия

Сегодня трудно себе представить, что еще вначале прошлого века фламенко находилось практически на грани исчезновения. В этом музыкальном жанре, зародившемся в южной Андалузии, смешались арабские, цыганские, еврейские мелодии и ритмы. Подобные слияния превратили яркий и самобытный музыкальный жанр, в основу которого заложено триединство гитары, песни и танца, в мировое культурное явление. Сейчас это искусство переживает настоящий бум и в немалой степени его популяризации способствует деятельность Хоакина Кортеса.

Удивительно, но в судьбу самого Кортеса фламенко вошло по цыганским меркам невероятно поздно, в 12-летнем возрасте. Вмешался его величество Случай и родной дядя Хоакина – Кристобаль Рейес, байлаор, то есть профессиональный танцор фламенко. Именно с его подачи и под его же чутким руководством мальчик начал заниматься танцами каждый день по восемь часов. И (о, чудо!) всего за три года ему удалось достичь необычайных успехов. Благодаря усердию в подготовке молодого танцора приняли в труппу Национального балета Испании, которым в то время руководила непревзойденная Майя Плисецкая. В составе этого коллектива Кортес объездил весь мир, выступал в Metrolpoitan Opera House в Нью Йорке, а так же в Кремле в Москве. В благодатном коллективе, как и в благодатной почве, талант быстро расцветает. Сложно поверить, но уже по достижению 18-летия Хоакину стали доверять сольные партии в основных представлениях.

Такие рекорды в столь короткие сроки мало кому по плечу. Но этого ему показалось недостаточно. Покинув Национальный балет и на протяжении некоторого времени гастролируя с другими труппами в качестве приглашенного артиста, Хоакин создал собственную труппу Joaqiun Cortes Ballet Flamenco. Он набрал коллектив из молодых артистов и пригласил музыкантов для сопровождения шоу. И если его первая постановка Cibayi с успехом прошла в Испании и некоторых других странах, то вторая, Pasion Gitana («Цыганская страсть»), покорила Америку и Европу, безоговорочно утвердив за Кортесом титул самого востребованного и почитаемого испанского артиста.

Поначалу некоторые пуристы фламенко обвиняли его в уходе от традиционных форм. Но никто не станет спорить с тем, что любая культура, в том числе даже архаичная, должна развиваться. Именно поэтому Кортес не посчитал, что нарушает какие-то правила, интерпретируя фламенко на свой лад. «Я танцую так, как я это чувствую, и так, как мне подсказывает мое ощущение чистоты стиля», – аргументировал танцор свои действия. Он не принял никаких обвинений в уходе от основ фламенко. А то, что его новаторский подход возвел фламенко в ранг высокого искусства, открыв его для многомиллионной аудитории, – факт, сомнения не вызывающий.

Корни неба

Танец Хоакина Кортеса представляет собой современную версию уходящего вглубь веков искусства. Субъективная личностная трактовка жанра позволила лишь расширить рамки традиционного стиля, дополнить фламенко элементами модернистского балета, полиэтнической музыки и даже привнести некоторые джазовые формы. Таким образом, танец выгодно обогатился современными интонациями, явив миру чувственный, драматический и экзистенциальный дух фламенко. Благодаря своей неподражаемой чечетке (именуемой в Испании сапатеадо) постановки Кортеса пропитаны знойной страстью и переливаются всеми оттенками чувств. Здесь есть и радость, и вселенская печаль, и буйство воображения, и светлая меланхолия.

Смесь современного и классического танца в совокупности с высочайшей техникой исполнения способны произвести неизгладимое впечатление даже на скептически настроенных зрителей. Кортес создает такие шоу, которые по накалу эмоций значительно превосходят выступления современных эстрадных звезд (не случайно Алиша Киз и Джениффер Лопес обращались именно к нему за постановкой своих номеров). Его зажигательные программы – не просто фламенко, это представления, покоряющие зрителей с первых танцевальных «па», равных которым в своем жанре не было и нет.

Стоит отметить, что помимо танца, то есть основного дела всей своей жизни, Хоакин активно реализовывает творческий потенциал в кино, сотрудничая с такими гениями, как Педро Альмодовар и Карлос Саура, а также участвует в общественной жизни. Он, к примеру, выступает против запрета слова gypsy для обозначения цыган, считая, что необходимо улучшать имидж этого слова-символа, нежели запрещать его употребление. Исходя из такой жизненной и социальной позиции, становится понятным, почему король дуэнде основал кампанию Stop Antigypsyism («Стоп антицыганизму!»), и кроме того стал вторым в истории послом цыган в Европейском союзе.

Как видим, история Хоакина Кортеса являет собою непрекращающийся поток творческого поиска. Каждый шаг, как глава, постепенно слагается в притчу о том, как талант и отсутствие страха перед традициями могут дать новую жизнь искусству, считавшемуся едва ли не музейным экспонатом. Кортес добился того, что ранее скрытое от посторонних глаз искусство его родной Испании стало не просто национальным феноменом, но и, по сути, мультикультурным брендом.

show

Joaqín Cortés — Live at The Royal Albert Hall (2002)

tags
Поделиться:

Оставить сообщение