Елена Глазова «от офелии до медузы»

0
Елена Глазова родилась в Риге. Окончила Латвийскую академию художеств. Как художник и саунд-артист участвовала в различных международных выставочных и фестивальных проектах. Автор двух поэтических сборников – «Трансферы» (на русском и латышском, Рига, «Орбита», 2013, шорт-лист Латвийской литературной премии года в номинации «Дебют») и «Плазма» (на эстонском и английском, Тарту, ;paranoia, 2014). Третий сборник выходит в 2019 году в Риге, в издательстве Валтера Дакши. Основатель и куратор международного поэтического фестиваля «Кровь поэта» (Рига, 2014-2016). Сооснователь фестиваля «Поэзия без границ» (Рига, 2017, 2018). Публиковалась в журналах «Воздух», «Октябрь», «Носорог», Helikopter, на сайтах textonly.ru, punctummagazine.lv, polutona.ru, oblaka.ee, literratura.org и др. Одна из участниц поэтической антологии «Поперёк кадра» арт-дайджеста «Солонеба». Тексты переведены на латышский, эстонский, литовский, шведский, финский, английский и польский языки.

Читайте также: Аня Хромова «Триптих»


от офелии до медузы


***

от офелии до медузы
это лицо в воде
мягкое лицо офелии
лицо расплывается будто в тине
подернуто зеленоватой ряской
по лицу проходит коррозия
оно сворачивается створаживается
крошится комьями
и проступает лицом медузы
зеленым открытым ртом
с задубевшими волосами
голова медузы с выставки хёрста
в нескольких версиях —
золотая, хрустальная,
малахитовая, каменная,
версия в коралловых отростках
очень ценная
хорошее украшение вашей гостиной
на аукционе уйдет по тройной цене
можете прибить к стене
или поставить в сияющий бокс
выставить на обозрение гостям вечеринки
застывшее стихийное бедствие
изысканное развлечение
чем больше опасность тем острее удовольствие
для тех кто сам не боится стать камнем

***

«королева умерла»
объявили к утру
король раскалывал стены
стеная об утрате
ломал небо и горы
крушил мебель и лепнину
хотя государство было почти банкрот
лекари предоставили ему разрезанное сердце умершей
в ходе вскрытия выяснилось
что у королевы на сердце вырос полип
ставший причиной смерти
«вот вам полип» сказал король
и повесил всех придворных медиков
ночью ему стал видеться красный маслянистый
восковой полип растущий с потолка
король перестал спать по ночам
опасаясь наваждения
на седьмые сутки лес успокоился
и небо встало на свое место
король взялся строить мавзолей
в самом сердце своих угодий
из самого отборного мрамора
замороженную королеву превратили в стеклянную статую
лежащую на постаменте
стеклянные складки стекали на пол и сияли
гипнотизируя смотрящего
король оставался ночевать в мавзолее
«прохладно и тихо» говорил он
ходя по клетчатому полу
между колонн
иногда ему мерещился
гигантский красный полип в алькове
но он моргал и все проходило
королева лежала не шевелясь
ничто не пробуждало ее к жизни
«что еще тебе нужно» вопрошал король
«пожалуй я сделал все что можно
учредил орден в твою честь
назвал твоим именем замки и парки
поставил статуи на главные площади
и велел чтить тебя вечно
внеся во все учебники по истории
но ты все еще не дышишь»
король подошел к королеве
и пристально глянул ей в лицо
глаза королевы распахнулись
и из них поползли красные маслянистые
восковые полипы
король моргнул но наваждение не исчезло
королева села на надгробии
зазвенев стеклянными складками
красные полипы обернулись огнем
голова королевы загорелась
и стеклянные складки начали таять на пол
заливая ноги оцепеневшего короля
горячее стекло наполнило мавзолей до потолка
а огненные полипы продолжали мерцать
в самом центре стеклянного мавзолея
король оплавился и превратился в огненный полип

так единились АЛЧНОСТЬ и ПРЕСУЩЕСТВЛЕНИЕ
стеклянный мавзолей горит до сих пор
в сердцевине леса

Из серии «Стёртая песня / Стёртый пейзаж» © Jelena Glazova, works from series ‘Erased Song / Erased Landscape’, 2018

***

русалка отдает свой голос
чтобы избавиться от хвоста
и тут ей ножом отрезает ноги
принц не очарован
он не привык смотреть на калек
русалка на кресле-каталке
с ножами вместо ручек
принц глядит на русалку как на насекомое
родные с морского дна отворачиваются
сестры со спутанными волосами
в недоумении глядят на культи
сестры совещаются и продают свои волосы
за острый нож, острее прежнего
«убей принца, попади прямо в сердце
и станешь такой как мы»
говорят они но русалка и в этом сомневается
бесчувственный принц глядит с отвращением
во сне он совсем бесстрастен
русалка берет нож и вонзает ему в грудную клетку
но попадает мимо сердца
принц стенает, кровит и все никак не может умереть
его увозят в королевский госпиталь
русалку схватывает королевская стража
ей собираются отрубить голову
принца зашивают, он еще подтекает, но выживет
русалку привозят на плаху
перед вознесением топора она глядит в толпу
и не находит никакой поддержки
когда топор уже занесен
русалка начинает плакать
через 2 секунды от нее остается только лужа
это слезы со слабым привкусом крови
не остается даже души
могущей попасть в ад или рай
это была аномалия
придворные не готовы смириться с таким открытием
и предпочитают все забыть
очень скоро не остается и мокрого места

***

под грузом ветоши
красными майками
серой дерюги
часами с принтами флагов
мешками с лозунгами
кипами бумаг
исполнительной документацией
стендами с маркировкой куриц
холстинами с официальными лицами
и прочей пропагандой
внезапно появляется
никто иной как джотто
«бери лопату и откапывай»
рой, говорят
всего доставай
и тут является он
в бледно-розовом
с салатовыми разводами
с приглушенным синим
отколовшейся фрески
весьма невозмутим
освободившись от хлама
парит над мусорной кучей
«встань и иди» говорит
белой запеленутой гусенице
выползшей из-под хлама
слегка покачивающейся
пока неловко зевающей
под пропахшими бинтами
иначе зачем мы тебя воскресили?
гусеница покачивается
прогибается освобождаясь от наряда
становится человеком
«это есть человек умирающий дважды»
говорят ему вслед
пока джотто висит над мусорной кучей

***

«из того слоя существования
где всякое слово уничтожено»
вдруг всплывало слово
но было ли оно человеческим?
в священных одеяниях
алчущий крови агонизирующих зверей
«одержимый неуемной жаждой сырой плоти»
в священнодействе потрясая кадилом
орудуя ритуальным ножом
произносил он некие заклинания
неявные выкрикивания
выплевывая нараспев
из магмы увязшей
в жажде удовлетворения
просачивались слова
липкие трескучие
слова ритуального ножа (…)
слова как насекомые
разлетающиеся от трупа
слова резкие как
запах аммиака
слова искусственного языка
рожденного скрещением диалектов
и языка чисел XIII века
нанесенные на таблицы
получаемые при помощи стрелок
и тягомотных алгоритмов
таково было это слово
тяжкое, искусственное (…)
вот и все чего они были достойны

Из серии «Стёртая песня / Стёртый пейзаж» © Jelena Glazova, works from series ‘Erased Song / Erased Landscape’, 2018

***

«никакого мифа
никакого бога»
круги вечного животного
возвращающегося к себе самому
«описание взрыва в пустыне»
красный песок
поднимается в воздух
и распускается
невероятно растущей астрой
кристаллом убийства нарратива
красные осколки сияют на солнце
повествование = заблуждение
в песочных руинах
содрогающееся тело текста
раненный пожирает самое себя
перекатывается
уходит глубже в песок
«убийство на фоне чистоты»
золоченый воздух дышит
стенает над поверженным
притворившимся мертвым
с таким же фейковым воскрешением

***

«нечего бояться кроме страха»
подытожил он
будучи молодым тюфяком
написавшим 2 книжки
в фургоне штрафного отделения
в 2-месячном заточении
в продолжение алжирской войны
«теперь он жил а не анализировал»
что впрочем мало проясняет
из потока текстов
произведенного
в рамках контекстной рекламы
на каждую новую строку
выбегал новый линк
очень скоро эта система
оказалась пригодной
для эпистолярных шаблонов
выдаваемых механическим стенографом
лучше подходящего
для иссушающего
климата этой широты
«так они забыли о нем»
и не вспоминали долгое время
после окончания войны

Из серии «Стёртая песня / Стёртый пейзаж» © Jelena Glazova, works from series ‘Erased Song / Erased Landscape’, 2018

***

…это и были оцифрованные
орфей и everyдика
ступавшие всюду
снявшие заклятие топоса
мертвые пиксели оживившие
не знавшие теперь преград
ни в аду ни в раю
утвердившие
вечное блуждание
в сонм добродетелей
колебание по мирам
нейронную сеть оптимизации
фильтрующего алгоритма
высветившие
мельтешащие номады
величины возлюбленных
слабой водой стекшие
жидкие в сеть

***

3 смерти —
брюнеткa, блондинка и чернокожая
каждая с задранными руками
на простынях
скатывается вниз
темные волосы
белая грудь
обе руки вниз
белые волосы
белая грудь
одна рука больше вниз
черные волосы
черная грудь
обе руки вниз больше правая
из-под простыни
скатываются вниз
классификация по волосам
классификация по коже
остается вопросом
для тех кто сейчас
приступит к работе

Из серии «Стёртая песня / Стёртый пейзаж» © Jelena Glazova, works from series ‘Erased Song / Erased Landscape’, 2018

***

резиновые люди для тестов
падают в пропасть
резиновые люди летят с неба
некоторое время орут в воздухе
потом оседлают на дне пропасти
их все больше и больше
скорость увеличивается
люди для тестов
продолжают лежать и колыхаться
пытаясь постичь свою резиновость
люди для теста градом падают вниз
сначала по одному
потом сразу кучей
гора резиновых людей растет
почти достает до неба
скоро им некуда больше будет падать
вылетая с неба
приземляясь на небе
резиновые люди продолжают
трепыхаться как желе
теста на прочность
они еще падают
когда наползают титры
титры загораживают действо
бесконечные титры
затрудняют просмотр

***

мертвая мерилин
пьет из горла
колеблясь на волнах
трупные пятна на ее щеках
голубоватые переливы
«однако, хороша»
говорит фэшн-фотограф
и щелкает вспышкой
пока она весело глядит
зачесанный пергидроль
белые волны назад
по простыням
«держусь,
пока еще ничего»
пока не налетят поклонники
и стервятники из прессы
это все терпимо
волны набегают неспешно
бутылка шампанского
в гниющей роскошной руке
«наслаждаюсь последним моментом»
говорит она
ведь так приятно быть объектом
кокетливо отдергивает простыню
«ах-ах» шепчет фотограф
«это же целое состояние»
да, милый
целое состояние
на культе некрофилов
вот они хорошенькие
свежевыглаженные
в смокингах и бабочках
движутся с берега
это триумфальная процессия
«началось»
говорит она
и улыбка пропадает
визги чаек над ее головой
наступает час прилива

Из серии «Стёртая песня / Стёртый пейзаж» © Jelena Glazova, works from series ‘Erased Song / Erased Landscape’, 2018

***

«после смерти супермена
все изменилось»
города уже были не те
на улицах царил хаос и смятение
некому было защитить горожан
от наступающей тьмы
клоунов с кровавыми оскалами
кровожадных пингвинов-мутантов
нефтяных микки-маусов
от прикосновения которых все
превращалось в нефть
супермен пал в борьбе с анархией
сражен вероломной рукой
люди больше не верили в избавление
многие отчаянно слетали с небоскребов
в поисках быстрой смерти
или явления чудо-крыльев
и крылья явились
с мясистыми прожилками
супергерои восстали
из недр земли
для утеснения хаоса
вытянули упреждающие ручищи
культурных героев
каждый со своей суперсилой
включая дамские силы
«водоустойчивой косметики»
супергероинь убивающих
неотразимым взглядом
тучи истончились
нечисть расползлась
во славу культурных героев
«останьтесь с нами»
требовали горожане
но герои только пожимали плечами
их костюмы уже начинали сдуваться
у некоторых давать течь
нельзя же демонстрировать
систему уловок
и накладные бицепсы
в рамках содействия
по операции
перераспределения ресурсов

***

«Искусство это истории,
рассказанные жабами»
говорит художница и
падает на лицо
она пьяная или
обдолбанная русалка
лежит ничком на камне
посреди моря
в сущности распятие
тоже может быть жабой
продолжает она
как и белоснежка
в плохой истории
с поломанной рукой
или другими частями тела
это может случиться с каждым
быть русалкой
сфинксом
или женщиной-кентавром
вид стихийного бедствия
говорит она через мокрые волосы
стихийное бедствие
как и эта волна-убийца
которая приближается
накрывает ее с головой
она продолжает лежать на камне
кровь изо рта
есть особый ад для людей искусства
говорит она через смерть
это ад в пруду моне
все мы синие
хорошо нарисованные
зомби арт-мира
встретимся там

  • Официальный сайт Елены Глазовой: jelena-glazova.com
  • На титульном фото: Елена Глазова © Jelena Glazova, Live at D27 / stills from video by Valters Mednieks / visuals by VJ Oore
tags
Поделиться:

Оставить сообщение