Джаз в польском кино

0
Джаз давно стал синонимом свободы в Польше. В период культурной оттепели в средине 1950-х в стране произошел настоящий всплеск творческого потенциала. Тогда джаз, запрещенный при Сталине, после смерти советского вождя буквально вырвался на свободу, щедро демонстрируя миру богатство талантов польской нации.

«Диктатура не переносит джаза», – сказал пианист Дэйв Брубек польской аудитории в 1958 году, когда он и его квартет стали первыми американскими джазовыми музыкантами, выступившими за железным занавесом. Это был верный знак возвращения свободы. В рамках этой кампании, организованной Государственным департаментом США с целью познакомить граждан социалистических стран со свободной культурой Запада, Брубек и его группа отыграли 12 концертов в семи городах Польши. В завершении последнего шоу в Познани музыкант исполнил композицию под названием Dziekuje («Спасибо»), специально написанную для польских слушателей. В нее вошел сольный фортепианный фрагмент, вдохновленный творчеством Шопена. Когда прозвучали финальные аккорды, наступил момент тишины, в течение которого Брубек внезапно испугался, что, возможно, он ненароком оскорбил память величайшего музыкального героя нации. Но мгновение спустя, пианист вздохнул с облегчением, потому что зал взорвался бурными аплодисментами. Среди публики, собравшейся тогда послушать музыку Брубека, был и 16-летний трубач Томаш Станко, который вот-вот собирался начать обучение в Краковской музыкальной академии. Для энергичного юноши джаз представлял собой полную противоположность коммунизму. Эта чудесная музыка была для молодого музыканта синонимом свободы, символом позитива. Музыкальные вкусы Томаша формировались благодаря регулярному прослушиванию передачи «Час джаза» американского радиоведущего Уиллиса Коновера, транслировавшейся в ночное время по радиостанции «Голос Америки», – еще одна инициатива Государственного департамента, направленная на использование джаза как мирного оружия в холодной войне.

Сейчас Томаш Станко по праву считается одним из ведущих представителей поколения польских музыкантов, которые в нелегкое для страны время стали движущей силой национальной джазовой сцены. Он и его соотечественники: пианисты Лешек Можджер и Марчин Масецкий, скрипач и саксофонист Михал Урбаняк и вокалистка Элис Завадски выступили в нынешнем году на Международном джазовом фестивале в Лондоне. Его культурная программа включала вечер, посвященный релизу уникального тематического сборника из четырех компакт-дисков, озаглавленного Jazz in Polish Cinema (Out of the Underground 1958-67), сопровождавшийся также ретроспективным показом польской киноклассики в Barbican Cinema. Компиляция вышла на новом лейбле Jazz on Film Records, основанном в прошлом году одним из ведущих авторов британского журнала Jazzwise Селвином Харрисом. Этот бокс-сет – настоящая сокровищница редких и ранее не выпускавшихся классических джазовых саундтреков легендарных польских композиторов-пианистов Кшиштофа Комеды и Анджея Тжасковского. В коллекцию вошла не издававшаяся до сей поры музыка к фильму Ежи Кавалеровича «Поезд» и впервые вышедшая в полном объеме музыкальная дорожка к «Невинным чародеям» Анджея Вайды, в записи которой принимал участие 17-летний Томаш Станко, уже тогда великолепно игравший на трубе. Этот сборник укомплектован роскошным 80-страничным буклетом с фотографиями, подробным описанием фильмов, музыки и познавательным рассказом об очень значимом периоде в истории польской культуры.

Roman-Polanski’s-Knife-in-the-Water
Кадр из фильма Романа Полански «Нож в воде»

Кинематограф в те времена стал средством, благодаря которому Томаш Станко и его коллеги-современники получили возможность засветиться на международном уровне. Звуковая дорожка композитора и пианиста Кшиштофа Комеды к первому полнометражному фильму Романа Полански «Нож в воде», который вышел в 1962 году, стала настоящим откровением для публики того времени. Свежее, современное звучание музыки талантливого польского музыканта идеально дополнило передовое видение молодого режиссера, картина которого стала сенсацией на зарубежных кинофестивалях и даже получила номинацию на премию «Оскар» как лучший иностранный фильм.

Поколение Станко и Комеды постаралось извлечь максимальную пользу от ослабления культурной изоляции Польши, последовавшей после смерти Сталина в 1953 году. В период правления Владислава Гомулки и Эдварда Герека железный занавес, отгораживавший страну от западного влияния, был практически поднят, и творческая жизнь Польши благополучно процветала, вплоть до введения в стране военного положения в 1981-м, когда к власти пришло правительство генерала Войцеха Ярузельского.

Хотя, если покопаться в истории, джаз был привычной частью культурного ландшафта Польши задолго до прихода коммунистической диктатуры. The Karasinski and Kataszek Jazz-Tango Orchestra, который считается первым польским джаз-бэндом, появился на свет еще в далеком 1923 году, а за ним последовали многие другие. Знаменитый трубач Эдди Рознер, родившийся в 1910-м в Берлине в польско-еврейской семье, в 1933 году, с приходом к власти нацистов, бежал из Германии и жил в Варшаве, где и собрал свой знаменитый джазовый ансамбль, с которым успешно колесил по Европе.

Как и Гитлер, Сталин люто ненавидел джаз и все, что с ним связано. Этому предубеждению ретиво подражали и его польские послевоенные марионетки, которые заставили музыкантов в Варшаве, Кракове и других городах пережить «период катакомб», когда джаз можно было исполнять только за наглухо закрытыми дверями частных домов. Но оттепель в средине 1950-х поспособствовала тому, что кинематографисты, музыканты и журналисты Польши смогли вздохнуть полной грудью и широко расправить крылья своих творческих идей. В 1958-м вышла знаменитая картина Анджея Вайды «Пепел и алмаз», завершающая военную трилогию великого режиссера, а тенор-саксофонист Ян Пташин Вроблевски стал первым польским музыкантом, который выступил на Международном джазовом фестивале в Ньюпорте в США, заняв почетное место в специально созданном ансамбле талантливых молодых музыкантов со всего мира International Youth Band. В том же году состоялся первый трехдневный джазовый фестиваль Jazz Jamboree в Варшаве, организованный энтузиастами на примере основанного в 1956-м маленького джазового фестивальчика в Сопоте. Журнал Jazz Forum, запущенный в 1964-м, стал настолько интересным и влиятельным изданием, что в конечном итоге успешно распространялся в более чем ста странах, издаваясь, кроме польского, еще на английском и немецком языках.

С 8-го по 12-е декабря 2014 года вот уже в 56-й раз с большим успехом прошел фестиваль Jazz Jamboree, значительно расширивший свою культурную программу со времени своего основания. С 1965 года в рамках этого музыкального события исполнители неизменно выступают в концертном зале исполинского Дворца культуры и науки в Варшаве. По иронии судьбы это здание, ставшее ежегодной обителью для одного из самых масштабных ныне джазовых фестивалей Европы, строилось по проекту сталинских архитекторов рабочими из Советского Союза.

Замечательные саундтреки Комеды без труда сумели снискать польскому джазу завидную репутацию среди западной аудитории, так же, как и появление на джазовом фестивале в Ньюпорте в 1962 году группы The Wreckers, лидером которой был пианист Анджей Тжасковский, и визит в 1964-м в Великобританию альт-саксофониста Збигнева Намысловского. Когда квартет Намысловского выступил в Лондоне, критики не скупились на похвалы, отмечая, что творчество этих молодых польских музыкантов впитало в себя последние тенденции американского джаза, приводя как пример для сравнения, работы Орнетта Коулмана и Джона Колтрейна.

Paweł-Pawlikowski’s-film-Ida
Кадр из фильма Павла Павликовского «Ида»

Молодой Намысловский стал прототипом одного из персонажей прошлогоднего фильма режиссера Павла Павликовского «Ида», снятого в черно-белом варианте. События картины разворачиваются в начале 60-х годов в городе Лодзь, куда приезжает главная героиня – послушница монастыря Анна, чтобы узнать правду об убийстве своих родителей-евреев во время второй мировой войны. Здесь она и знакомится с начинающим саксофонистом, прообразом которого прослужил Збигнев Намысловский. В саундтреке этого фильма тоже звучит много чудесных джазовых мелодий.

Некоторые из звуковых дорожек музыкальной коллекции Jazz in Polish Cinema считались давно потерянными, однако оригинальные записи подобно кладу, зарытому в земле, были найдены в недрах архивов, и весь материал тщательно ремастирован. Перед инженерами, реставрировавшими это ценное музыкальное наследие, стоит почтительно снять шляпу. Благодаря их кропотливым усилиям, качество звука у композиций, записанных более полувека назад, просто потрясающее. Особенно, если учесть, что большая часть исходного материала была в довольно таки плачевном состоянии, как, например, ужасно скрипучая 10-дюймовая пластинка, на которой польская джазовая вокалистка Ванда Варска исполняет композицию Moon Ray из репертуара американского кларнетиста эры свинга Арти Шоу. Несомненно, Jazz in Polish Cinema – это прекрасный образец для знакомства с польским джазом средины прошлого века и настоящий кладезь великолепной музыки, которой, к счастью, подарили вторую жизнь, не дав шанса рассыпаться в прах на архивных полках.

  • На титульном фото: кадр из фильма Анджея Вайды «Невинные чародеи» (Niewinni czarodzieje); на скутере Lambretta (слева направо): Ян Зильбер, Роман Полански, Анджей Тшасковски, Кшиштоф Комеда

jofpc
Исполнитель: Krzysztof Komeda and Andrzej Trzaskowski
Альбом: Jazz in Polish Cinema
Лейбл: Jazz On Film Records
Дата релиза: 17 ноября 2014

tags
Поделиться:

Оставить сообщение