Гали-Дана Зингер «Пока никто не слышит»

0
Гали-Дана Зингер родилась в Ленинграде. Училась на театроведческом факультете Ленинградского Государственного Института Театра, Музыки и Кинематографии. В 1985 г. переехала в г. Ригу, а в 1988 г. – в Иерусалим.

Автор семи поэтических книг на русском языке: «Сборник» (Иерусалим: Аудитория, 1992), «Адель Килька. Из. 1985» (Иерусалим: Аудитория, 1993), «Осажденный Ярусарим» (Иерусалим: Гешарим; М.: Мосты культуры, 2002), «Часть це» (М.: Арго-Риск; Тверь: Колонна, 2005), «Хождение за назначенную черту» (М.: Новое литературное обозрение, 2009), «Точки схода, точка исчезновения» (М.: Новое литературное обозрение, 2013), «Взмах и взмах» (Ozolnieki: Literature Without Borders / Поэзия без границ, 2017).

Автор четырех поэтических книг на иврите. Лауреат нескольких израильских литературных премий.

Переводчик ивритской и англо-американской поэзии на русский язык. В 1998 г. в издательстве «Радуга» вышла антология «Мир да пребудет с вами» (стихи 50 израильских поэтов в переводах Г.-Д. Зингер), в 2013 году — книга Исраэля Элираза «Гельдерлин и другие стихотворения» («Арго-Риск»), в 2016 в издательстве Phoca Books – «Дела» Йоны Волах и «Палец» Хези Лескли. В 2017 году в латвийском издательстве «Поэзия без границ» вышла книга Дэвида Шапиро «Человек без книги».

Переводчик русской и англо-американской поэзии на иврит. В 2014 году к столетию поэта вышла книга Савелия Гринберга в переводах Г.-Д. Зингер на иврит.

Редактор литературных журналов «И.О.» (1994-95; совместно с Н. Зингером и И. Малером) и «Двоеточие» (совместно с Н.Зингером; журнал издается с 1995 г., в 2001–2005 гг. выходил как двуязычное межкультурное издание на русском языке и иврите, с 2006 г. существует в формате сетевого издания на сайте dvoetochie.wordpress.com).

Фотограф и художник, автор ряда визуальных проектов.

Читайте также: Андрей Тавров «Восходящие композиции» (стихи из цикла)


ПОКА НИКТО НЕ СЛЫШИТ

стихи

Ю

ты пока что живешь
но жизнью уже называют другое.
радуйся этому,
если умеешь,
там, где умрёшь.

ум образует там
брешь.
как амбразура
солдатом
необразованной брешью
пустота прикрывается:
– бяшешь, – говорит.
молчит:
– брешешь.
воздухом уминается воздух
а пустоту не умнёшь,
не упомнишь.

радуйся этому.
полная радости радость
досталась тебе и другому.
неумолкаемо морем,
неумолчно прибоем,
непредумышленно пеной
она набегает.
кто-то узнает в лицо,
а кто-то на вкус угадает.
кто-то – по запаху. кто-то – по слуху. кто-то – наощупь.

_ — _
кто умерщвляет тебя?
да сама же ты, будто не знаешь.
там, где положен предел
неумеренной жажде твоей.

там, где положен предел
твоей неумеренной жажде.
прежде был ложен, а стал
подлым и подлинным враз.

_ — _
знаешь, как пишут они его, это слово?
как произносят?
а вдруг не случайно
лишняя Ю
встала губ поперёк
всякому У вопреки.
лишние буква и звуки,
излишние звуки и буква,
вот кто во всем виноват,
изливаясь во зле и во благе,
в старо-славянском её
винительный будет падеж

_ — _
падай и падай, как тень
еще не забытых событий.
тех, что еще не сбылись,
и не сбудутся, сбитые влет.

_ — _
падай и падай вперед,
пока не пропадёшь,
попадёшься
золотом дураков
в осадочных толще пород.
честный пирита кристалл
в серых глинах морских
блеск метеорный падения
не повторит.

_ — _
падай и падай,
в обратную сторону падай.
руку тебе не подаст
та, кем ты раньше была.

_ — _
давай, подавим
в себе,
а в тебе и подавно,
давние несуществования.
будем только в буду?щем
несуществующем
несуществующим.

_ — _
давай подавимся с тобой
тобой,
you
моё.

_ — _
подивились и подевались
не в никуда, а в никогда.

_ — _
думай о буду[ю]щем,
как о несуществующей букве.

_ — _
думай о буду
щем-я-щим
подобием
мысли,
домыслом тощим,
мосластой догадкой,
замусоленной думкой,
помыслом неистощимым.

_ — _
да полно тебе,
пустое.
да будет тебе,
небытие.

_ — _
несуществование несущественно,
но несущественность есть по сути
несущее

12.IV.2017 — 9.XI.2017


ПОКА НИКТО НЕ СЛЫШИТ

+++
cнашивает и спрашивает
двери на берег с квадратными дырками
морской
мокрая вода сухие дырки
откройте, я останусь.

+++
пустая бутыль небовода.
выход из минут
в частолпыль.
из невода в нерест.
неволя.

знать ответ.
гнать ответ.
остаться.

единственный
из неминуемых:
может статься.

+++
снимаем
с ним
синим
серым
осаждением стен
станем
стеснять себя
а потом
снимем с себя
стянем с себя
и оставим себя
застенчиво
сонными
несфокусированными
размытыми
расплывчатыми
расплывающимися
на снимке
с ним

+++
по проступеням
мерить высоту
и силу фразрушений
по полету белой цапли
в страну мереско.
и следить за ними.
нет, следовать за ними.

+++
когда бы им заране расписать
то расписание на завтра:
подъем
и завтрак
и обед
паденье
и ужины́ победной хоровод
и сна бессмертное жужжание над ухом
да только мы не знает
ничего

+++
и если мысли
предать
среднемноте
они
на полуслове упадут
или повиснут
в лучаяньи?
спроси об этом
неподробность улиц
и лиц доверчивые двери
в пологлушении
они ответят
и непонятницей, и медом
озолотят
пока никто не слышит
ни чтобъяснений их,
ни их самих

+++
вот будто бы
полногий
автобрыв

вот обрываю,
все выходят.
но мы не возвращаться
едем.
но едем мы
не возвращаться.
мы едем в челове и ухожу.

и этобус, и тобус
увозят нас
в прости-прощай
пространнодушия
надолго

29-30.X.2014


НЕ ВЕРИТСЯ

Не верится, что все же не в трамвае,
на улице,
слегка похожей.

неравнодушия не избежишь.
и рядом с ним
судивительный бег.

учестранное непонятношение.
судилище ученичества. участи
прозрачная лестница.

и продолжает:
вот так уйти и ничего не понять.
из-за неловкости и подземным переходом.

суть беглецы,
люди самовольные,
коих велено казнить.

тут пауза. не смысловая,
случайная. сутулится,
как случайный прохожий,

ни мертв, ни жив,
своей тенью гоним
человек, и в гоньбе

все свершеннее
в высокой летучести
истины лживая провозвестница,

себе и людям чужая:
вот так уйти и ничего не понять.
небо назвать небосводом

способны одни наглецы
что тянут камвольную
нить

из ночей в дни

25-26.I.2016

***
не верится
в
СТИХИ
на случай пораженья от мимоходнаго дождя
неужто высушат
иль выслушают их
промокших и сухих
и покоробившихся в кляксах промокашки
развратно розовой воспоминаний
и
в луже
проходные отраженья
бензиновым разводом разжидя
ужели защитят
недоутопленных котят
и в кашку серую укутанных утят
как сети наши тятя наши сети

и все-таки
как люди нелюдимы

СТИХИ

на случай пораженья от мимоходнаго дождя
нужны зачем-то
но зачем не знают
и этим-то незнанием дороге
в обсидиане влажного асфальта
необходимы
как другое слово.
так отзеркальте, говорят, свой слог,
чтобы не знать, зачем вы из откуда
и кто из вас другое слово ты,
глядящее в упор из слепоты
обсидиановой, покуда
незрение не станет вам своим

?-03.V.2016

***
в забвенну лиру, в пыль лежащу,
в терпение и в скорбь, и в рощу с чащей,
и в голос твой от людства удаленный
не верится.

что минуло уж двести лет
без малого, что малой кровью
мы смоем с рук всю кровь коровью
не верится.

в угрюму тень, в померкший свет,
в небоквадрат, в небоовал,
в тень чувств, в свет мыслей небывал
не верится.

что нам осталось лишь терпеть,
что боле, чем несчастный, умереть
боится сча́стливый,
не верится.

(несчастия за гробом ждет
всяк несчастливый непреложно
ему и умереть без горести неможно,
он и́наче остался б вечно лжив,
покуда длинные ножи
сверкали б ночи напролет,
из искры пламя высекая,
он и́наче остался б вечно жив,
как вечный жид,
увечный виршеплет,
бесчеловечная молва людская).

?-10.VII.2016

***
Закинув сани на поветь,
Дерзнув непостижимость петь,
Чем с большей трудностью, стараньем,
Чем с тягостнейшим ожиданьем
Желанного откроем дверь,
Тем чувствуем его живее.

Ну что ж, не верится, не верь.

Он видел: в славе нечестивый,
Возвыся к небу верх кичливый,
Возносится ливанский кедр,
До адских вкореняся недр.
Прошел — ни корня, ни ветвей
Взыскал — лишь яма там ржавеет.

Ну что ж, не верится, не верь.

Мы скинем чешую и шкуру,
Оставим камеру обскуру,
По лествице небес взойдем,
Восставши на листву дождем,
Неисчислим наш счет потерь.
Уйдут песок и суховея.

Ну что ж, не верится, не верь.

Он слышал как на почве лести
В полуоблезшем палимпсесте
Другие дерева взошли:
Священный лавр в златой пыли
И кипариса темный зверь,
И винных лоз золотошвеи.

Ну что ж, не верится, не верь.

Средь нас доныне жив Капнист
И слог его, кремнист, огнист,
Над падшею во прах державой,
Над яминой пустой и ржавой
Мостки проложит. Мы теперь
Пройдем по ним, благоговея.

Ну что ж, не верится, не верь.

10.VII.2016-14.VII.2016

***
подсверь немно́
и в ножички сыграй
отрежь земли отрезанной от солнца
свое есть в немности и в немность нить сумей
втемнить витую винтовую виноватую
как лествица просроченная веток
топорно срезанных на полуслове
и нетопырь.

потом
слегка не верь:

неперь я неспроста
в листве в безговорядке
успокажу
пологлушению
и потолпе
и всем и всем
то удивилище что разом
разъест
и лесть и прелесть неразумных
дивов.

не верится что верится тебе
и всемное закроется в глазах
по воссоединении с тобой.

20.VI.2016


ИЗНЬ

(I)
значинаю издалека: «Чтобы оба объяснения…»
слишком много коговорящих,
а судилище неподробное.
слышь-ка,
будьба зависит
от лежалых словалостей.
скатываю себя на полусловкости в бормочь:
«Приподземные
знаши края
угробные.
Всякая малость в жалости
значит разное,
но изнь навсегдальше творчести
и беречь ее некому».

(II)
я-то полусловек-непонятица
Много нас тут
семиногих и клеятся ластами
многонастут
нереходом, елеятся.
мно го настут
ястятяп
ястятяп
ястятяп

приподойду к не хочется.
припой оловянно-свинцовый
соединяет проходчицу
с каким-то похожим словом.
яблонь, кого говорящего
выберешь для привоя
чтобы в бездонном ящике
его провожали воем?
оболонью неотесанной
встанет рыданье в груди
это чужое горе, а ты подойди,
дойди.

(III)
что-то еще объяснять, что-то еще объяснить.
не между лестью и лестницей
возврай находится.
век, котел тел и темнот, значинается
в усмерках
ноты
метро
не-сущего
тонны бетонные
средленно
средленно
средленно

где Ты, Очеловек?
где Ты в творядке Твоем?


  • На титульном фото: Гали-Дана Зингер / photo by Vera Reider
video

artwork

Коллажи Гали-Даны Зингер из книги «Жалоба пограничника»

video

tags
Поделиться:

Оставить сообщение