Фейк-арт: искусство фальши

0

Кто бренных ценностей взалкал –
Втоптал живую душу в кал.

Себастьян Брант («Корабль дураков», 1494)

Сколько существует искусство, ровно столько его подделывают. К примеру, творческие находки жителей Древнего Египта неизбежно становились «источником вдохновения» для художников и ремесленников из соседних стран. Искусство Месопотамии активно копировалось в странах Ближнего Востока, Средней Азии и порою в Китае. И даже могущественная Римская империя не гнушалась подделок, не только заимствовав основные каноны красоты у эллинов, но и попросту тиражируя в угоду богатым патрициям тысячи древнегреческих статуй.

Таким образом, подделывание картин, скульптур, ювелирных изделий с целью обогащения существовало с незапамятных времен. За долгие годы сформировалась своего рода бизнес-структура, в которую оказались втянуты многие: изготовители, дилеры, покупатели, страховые агентства, правоохранительные органы. По оценкам экспертов, объем средств, ежегодно выручаемых от продажи фальшивок, составляет от 8 до 50% от общего объема сделок на арт-рынке.

При этом на сегодняшний день копии шедевров, будучи выявленными, не уничтожаются. Талантливые подделки стали цениться очень высоко, их авторы нередко удостаиваются персональных выставок, а сами фальшивки продаются с аукционов за шестизначные суммы, приравниваясь к самостоятельным произведениям искусства. В ремесленнической артели копиистов возник, можно сказать, негласный дух соперничества и конкуренции, который породил настоящих звезд среди художников-фальсификаторов.


Израиль Рухомовский

portret-Ruhomovskogo

Деятельность фальсификаторов в XIX веке была активной, но особо своими масштабами не поражала. Лишь единожды дело о фальшивке по-настоящему всколыхнуло общественность – когда Лувр купил золотую тиару, якобы созданную скифскими кочевниками. На деле же тиара оказалась делом рук одесского ювелира Израиля Рухомовского.

тиара
Псевдоскифская тиара царя Сайтафарна, созданная одесским ювелиром Израилем Рухомовским

Росший в ортодоксальной еврейской семье, Изя с детства проявлял непреодолимую тягу к искусству. Он самостоятельно овладел ювелирным и граверным мастерством, некоторое время работал в лучших ювелирных мастерских Киева, а позже перебрался в Одессу. Касательно «дела с тиарой» мастер подтвердил, что именно он создал данное украшение, не предполагая, что оно попадет в Лувр под видом античного произведения. Чтобы французские специалисты поверили, что именно он изготовил тиару, Рухомовский приехал в Париж и на глазах у изумленных экспертов воссоздал часть драгоценного головного убора. Как потом выяснилось, в облапошивании знаменитого музея участвовали махинаторы и жулики – братья Хохманы. Именно они придумали легенду о том, что тиара была найдена на юге России, на территории древней Ольвии. Им же, через подставных лиц, удалось «нагреть» Лувр на миллион франков.


Хан ван Меегерен

Hans Van Meegeren 1947 Photographer Yale Joel+
Хан ван Меегерен в зале суда в 1947 г. © Yale Joel

Начало художественной карьеры ван Меегерена было многообещающим. Еще будучи студентом, за одну из акварелей он получил золотую медаль Делфтского технического университета. Однако первая персональная выставка художника в Гааге закончилась провалом. Особенно издевался над его произведениями маститый искусствовед Абрахам Бредиус, слывший поклонником голландского живописца XVII века Яна Вермеера.

Hans-Van-Meegeren
Хан ван Меегерен, рисующий последний «шедевр» («Молодой Христос, проповедующий в храме»), стилизованный под голландского живописца XVII века Яна Вермеера © Yale Joel

Обиженный на Бредиуса и на весь мир, ван Меегерен начал создавать картины в духе великого голландца. Первая же работа, «Христос в Эммаусе», была куплена Королевской галереей Роттердама за 500 тысяч гульденов. Воодушевленный художник принялся штамповать «Вермееров», одного из которых в 1943 году он продал неравнодушному к искусству рейхсмаршалу Герману Герингу. Два года спустя картина «Христос и грешница» и еще четыре работы, приобретенные другими высокопоставленными немецкими чиновниками, были обнаружены в фашистских архивах. Голландские власти предъявили художнику обвинение в распродаже национального культурного достояния приспешникам Гитлера. За коллаборационизм ему грозил солидный тюремный срок. Тогда-то и было сделано шокирующее признание, что все шедевры, которыми он почти десять лет пичкал рынок искусства, были написаны им самим. Одновременно продажа Герингу «фальшивок» объяснялась как акт патриотизма – желание просто одурачить нацистов. Для проверки подлинности фактов копиист был на шесть недель помещен под арест в специально арендованном доме, где должен был в присутствии экспертов нарисовать еще одну картину. Так появился его последний «шедевр» – «Молодой Христос, проповедующий в храме». Ван Меегерен был осужден за подделку произведений искусства и приговорен к одному году тюремного заключения. Месяц спустя, в возрасте 58 лет, он скончался от сердечного приступа, чему, как поговаривают, способствовало многолетнее употребление алкоголя и наркотиков.


Элмир де Хори

Elmyr De Hory, 1972, Photographer_Terence Spencer2
Элмир де Хори © Terence Spencer

Одним из самых известных аферистов в мире искусства был венгр Элмир де Хори (он же Элмир фон Хоури, он же барон Элмир Хоффман, он же Жозеф Дори, он же Жозеф Дори-Бутен). Вместе с подельником, бывшим танцором балета Фернаном Легро, ему удалось реализовать на американском рынке множество фальшивых полотен Модильяни, Пикассо, Матисса.

а ля Рауль Дюфи
Картина Элмира де Хори «Регатта» (1974), стилизованная под работы французского художника, представителя фовизма Рауля Дюфи

Задачей де Хори было исключительно написание картин, а его молодой напарник взял на себя поиск богатых клиентов. При перевозке фальшивок через границу на вопрос таможенников «Что в чемодане?» Легро неизменно отвечал: «Копии». Отказываясь ему верить, сотрудники таможни приглашали экспертов, которые заключали, что работы на самом деле подлинные. Несмотря на то что приходилось платить немалые штрафы, на руках все же оставались экспертные заключения, позволявшие продавать подделки за огромные суммы. Сам де Хори с 1961 года жил на острове Ибица, выдавая себя за богатого аристократа в изгнании. Он селился в шикарных особняках, где устраивал светские вечера, на которые приглашал всю элиту острова. Согласно легенде, де Хори нажил себе огромное состояние на продаже произведений искусства и дружил со многими знаменитостями, включая Сальвадора Дали. Безоблачная жизнь продолжалась до того момента, пока не арестовали его главного сообщника. Фернан Легро и его любовник Реаль Лессар попались на продаже фальшивых картин модернистов техасскому нефтяному магнату. Элмир де Хори погрузился в депрессию и в 1976 году покончил жизнь самоубийством, приняв смертельную дозу снотворного. До этого, правда, он успел стать героем фильма «Ф как фальшивка», снятого знаменитым Орсоном Уэллсом, и главным персонажем биографической книги Клиффорда Ирвинга (который сам впоследствии попался на подделке, состряпав липовую биографию миллиардера Говарда Хьюза).


Мануэль Пухоль Баладас

manelpujolbaladas
Совершенно особый подлог был совершен в конце 70-х годов прошлого века. Когда великий провокатор Сальвадор Дали заболел паркинсонизмом и не мог уже держать в руках кисти, удивительным образом новые картины с его подписью продолжали появляться на выставках-продажах с завидной частотой. Их автором был молодой испанский художник Мануэль Пухоль Баладас, которого привлекла к этой работе верная спутница Дали – Гала. С 1979 по 1981 год Баладас создал около 400 акварелей, рисунков, литографий, написал две сотни полотен маслом. Когда все раскрылось, Дали заявил, что подделки отличные и вполне могли бы сойти за его труды в духе «магической вещественности».


Элизабет Дурак

Elizabeth Durack3

Существуют в мире и весьма экстравагантные способы подделки. Например, раскрутка вымышленного живописца с экзотической биографией, кисти которого приписываются собственные произведения. Этим путем пошла выпускница одной из художественных школ Австралии – Элизабет Дурак (фамилия, кстати, не псевдоним). За несколько лет она написала сотни картин от имени несуществующего аборигена-самоучки Эдди Бурропа.

Тотемное смятение
Картина ЭЭлизабет Дурак «Тотемное смятение» (1998), написанная от имени несуществующего аборигена-самоучки Эдди Бурропа

Миссис Дурак четко уловила веяния 1970-х с их модой на этнические мотивы в живописи и популярность наивного искусства как такового. Подделка раскрылась, когда художницу попросили представить публике самого Бурропа. Нанятый ею туземец оказался алкоголиком и не смог даже вывести на бумаге ровную линию. Элизабет отделалась символическим наказанием. Суд учел смягчающие обстоятельства: ведь благодаря ее поступку во всем мире вырос интерес не только к искусству аборигенов, но и к австралийскому континенту в целом.


Петра Куяу

petra-kujau
Если о подделках работ известных мастеров знают все, то о подделках подделок слышали немногие. Одним из лучших копиистов ХХ века считается Конрад Куяу, который подделывал картины Пикассо, Ван Гога, известных импрессионистов, но наибольшую популярность приобрел, фальсифицировав тайные дневники Гитлера. Если бы Конрад не умер десять лет назад от рака, он бы, несомненно, испытал чувство гордости за свою внучатую племянницу Петру, которая своеобразно продолжила начатое им дело и… оказалась на скамье подсудимых. Когда ее деда признали гениальным мошенником, стоимость изготовленных им подделок поползла вверх. Прозорливая Петра смекнула, что к чему, и оперативно занялась «клонированием» дедовой подписи на дешевых китайских копиях Каналетто, Моне и голландских мастеров. Фальшивая подпись увеличивала стоимость десятиевровых полотен в сотни раз. 51-летняя Петра Куяу на суде призналась в продаже 40 работ на общую сумму 300 тысяч евро. Полиция узнала о мошеннице три года назад от одного из учеников Конрада Куяу, который обратил внимание на то, что за последний год в Интернете появилось очень много арт-предложений, приписываемых его учителю.


Шимпанзе Банги


Курьезный случай, произошедший в 2006 году в Германии, пошатнул распространенное убеждение в том, что талантливыми художниками в мире поддельного искусства могут быть только люди. Директор Музея искусств в немецком городе Моритцбурге фрау Катя Шнейдер допустила непростительную для знатока живописи ошибку. Увидев картину, состоящую из нагромождения ярких мазков разноцветных красок, она уверенно предположила, что полотно принадлежит кисти известного представителя абстрактного экспрессионизма Эрнста Вильгельма Ная, лауреата премии Гуггенхайма. Каково же было удивление, когда она узнала, что сие творение – дело лап шимпанзе по имени Банги. Сотрудники зоопарка подтвердили, что картина принадлежит кисти их 31-летней подопечной. Особую ценность ее работам придает то обстоятельство, что их очень мало. Беда не в том, что Банги мало рисует, просто плоды ее творчества безжалостно рвет ее сородич Сашо, делящий с ней клетку. Вероятно, талант подруги-художницы вызывает в ухажере чувство ревности.

tags
Поделиться:

Оставить сообщение