Елизар Недвига «Хранители метражей» (поэма)

0

Духу кочевья посвящается

В течение жизни человек балансирует между двумя, переплетающимися, взаимопроникающими желаниями-устремлениями. С одной стороны: что-либо изменить, куда-то переместится, переселиться, вдохновлённый, так называемым «Духом кочевья». С другой — это поиск точки опоры, укоренения, постоянства…

Определённость и неопределённость, оторванность и приземлённость, как две огромные крылатые тени сопровождают нас на протяжении всего нашего существования. Где я живу, пребываю сейчас, как долго я тут уже нахожусь, сколько оставаться в том или ином месте?

«Уразумение и нахождение» своего «места» присутствует в той или иной степени в творчестве разных народов, муссируется вдоль и поперёк адептами многих систем мировоззрений. Ведь, так сказать, «самоопределившись и сориентировавшись», кому-то во многом будет легче ответить на столь извечный вопрос и о собственном предназначении. Народная мудрость гласит: «где родился — там и пригодился». Да, но дело всё в том, что Homo sapiens рождаются не только физически, но и духовно, возможно и ни один раз…

А отыскать взаимосвязь, взаимодействие между своим внутренним и внешним местонахождением-предназначением вообще — величайшее мастерство…

Также не реально представить себе человека или просто живое существо, которое на какое-то время не имело бы хоть маломальского обиталища, жилья, места пусть даже временного проживания…

Каждый из нас хоть раз в жизни куда-нибудь да переезжал, ощущая и наблюдая весь спектр, всё разнообразие метаморфоз-перемен, а также испытывал чувство уютного, тёплого дома, «своего» личного уголка, возвращаясь из какого-нибудь не долгого рандеву, из гостей или, наоборот, из бессрочного путешествие длиною в судьбу…

Возможно, настроение «одомашненной» саги «Хранители метражей» как раз и всколыхнёт те давние позабытые воспоминания…

Или придётся впору как раз тем, кто находится на распутье, на перекрёсте собственных самоопределений, где, так сказать, бросить якорь, пустить свежие корни, а где — и пройти мимо…

Хотелось бы верить, что эти строки окажут весьма благотворный эффект на людей с практично-математическим складом ума — брокеров, риелторов, бизнесменов. Кои в той или иной мере живут в нас самих, являясь нашими прагматичными близнецами из зазеркалья. Дабы хоть на немного, пусть на чуть-чуть постараться скрасить, «очеловечить» сухие расчёты «оквадраченных» метров и призрачных барышей… Ведь за каждой сделкой в сфере недвижимости кроются весьма интересные судьбы, стоят живые люди…


Хранители метражей
(поэма)

primus

Когда  люди  переезжают  с  насиженных  мест,
былые  жилища  не  сразу  забывают  своих  прежних  хозяев,
они  ещё  долгое  время  преследуют новых,  не  успевших  освоиться  постояльцев,
денно  и  нощно,
если  те  об  этом  даже  и  не  догадываются.
Они  подстраивают  им  всякие  каверзы,  заклинивая  замки,
громко  хлопая   окнами,  дразня  и  пугая  растерянных  новосёлов…

Дома  не  предают  своих  бывших  владельцев,
даже  если  те  их  продают,  обменивают  или  бросают.
Они  поскрипывают  старыми  досками,  как  будто  тихо  поскуливая,
тщетно  зазывая  хозяев  обратно.
В  самый  неподходящий  момент  покинутые  апартаменты  напоминают  о  себе,
толпясь  в  преддверии  снов,
мелькают  воспоминаниями,  путая  мысли,
теребя  сердце,  вороша  прошлое…

Многоэтажки,  лачуги  и  замки,  дачи,   усадьбы,  особнячки  —  они  как  характер,  повадки  и  выражения  лиц  их  обитателей.

Они  —  со  своими  мечтами,  чаяниями,  со  своими   чуланами  невыдуманных  историй,

 а  перед  первичной  продажей,

                                        как  накрахмаленные  воротнички…                                                             

                                                           secundus                                                                                                               

                                           Разновидности  обиталищ  

                                                  не  знают  границ,

Их  многоликость  —  внушает  почтение:

существуют  —  старинные,  словно  музеи,  точно  кареты  бальзаковских  дам,  кружевно-загогулистые,  в  пёстрой  лепнине,  с  едва  проглядывающейся  сединой  на  потёртых  фронтонах.

Есть  неказистые,  серые,   как  не  накрашенность  прихожанок,  а  также  —   с  красноватой   подсветкой  —  домики  куртизанок…

Встречаются:  ветхие,  покосившиеся,  едва  дунь  —  и  рассыплются  —  карточные  домишки,  с  глубоко  въевшейся  вереницей  расселин-морщин.  Макияж  тут  —  бессилен,   для  них   —  тотальная  реконструкция  лучшая  из  перспектив,  а  того  и  глядишь  —  сразу  под  снос…

Ближе  к  предместьям —  бюджетно-сухой  и   расчётливый  новострой,   школьные  клеточки,  пыльные  соты,   пристанище   вечно  спешащих,  суетливых  трудяг,  крайне  редко  запрокидывающих  головы  вверх  озадаченных  муравьишек.

Им  никакого  нет  дела  до  разговоров  об   эстетизме  и  прочих  эдаких  финтифлюшках.  Они  живут  принципом  —  зачем  платить  больше  за  те  же  квадратные  метры…

Не  миновать  стороной  и…  небоскрёбы-высотки,  немых  великанов  —  гонителей  ветра,  воителей  туч.  Они  словно  вавилонские   горделивцы,  стремящиеся  раззадорить  солнце,  луну  и  разгневанных  небожителей…

Едва  различимы

дома-лилипуты,  словно  грибницы,  вросшие  в  землю,  по  самые  ставни,  по  косяки.

Особая  каста    —  фешенебельные  —  с  гербовыми  печатями,  теснённые  золотом  инициалов  их  обладателей.  К  таким  не  на  всякой  кобыле  подскачешь,  наткнувшись  на  сонмы  швейцаров,  консьержей  и  прочих  пажей…

Апокалиптический  вид   имеют:  остовы-дома  —  не  достроенный  фонд,

они  торчат  из  песка,  точно  китовые  кости,  овеянные  смутной  надеждой  на  лучшие  времена  и  богатых  застройщиков…

…Раздутые,  сыто-вальяжные  —  банки-домины,  как  городничие,  как  семьянины…

——————————————————————————————————————

Хазы,  времянки,  гостинки,  малины…  

Тюрьмы,  приюты,   бракосочетаний  дворцы…   Морги,  больницы,  дома  престарелых,  библиотеки,  мотели  и  гаражи…

Разношёрстые  министерства,  доки,  вокзалы…   Лавки  бездомных  —  хоромы  султанов…

Бурсы,  лицеи  и  детсады.

Центры  торговые,  пышные  храмы  —  скромные  скиты,  клубы,  казармы.  Гнёзда,  вольеры  и  шалаши…
Заводи,  норы  и…   вневременные…  коробочки

для  неприхотливых  домашних  питомцев,

безопасно-уютные  и  не  очень…

Одним  словом  —  убежища…


  • На титулке: мурал Александра Гребенюка SELFMADEMAN (Киев, ул. Гончара, 24-А)

Поделиться:

Оставить сообщение