Чавела Варгас: «Смерть умирает от смеха»

0
Это – голос Мексики, разрывающий душу. Это – женщина в красном пончо. Это – королева ранчера[1]. Это – почетный шаман[2]. Это – Чавела Варгас[3]. Она была близкой подругой художницы Фриды Кало и ее мужа Диего Риверы, а также дружила с писателем Федерико Гарсиа Лоркой. Известный испанский кинематографист Педро Альмодовар сказал, что после смерти хочет, чтобы его вспоминали в первую очередь, как друга Чавелы Варгас, и уже потом – как режиссера. Она вошла в историю мексиканской музыки как исполнительница, разрушившая стереотипное представление о певице, как таковой. Она появлялась на сцене в мужской одежде, что считалось шокирующим в католической Мексике, носила при себе пистолет, а также увлекалась алкоголем и курением сигар. Кроме того, певица не скрывала свою нетрадиционную сексуальную ориентацию, хотя публично признала себя лесбиянкой лишь в последние годы жизни.

Chavela-Vargas
Портрет Чавелы Варгас работы Давида Амороса © David Amoros

Интервью, которое Чавела Варгас в канун своего 90-летия дала газете El País, – это пример вселенской мудрости, оптимизма и просто-таки неистощимой жажды жизни. Всего того, чего нам так сегодня не хватает.

Чавела Варгас: «Так я и умру, свободная, ничем не обремененная»

Автор: Пабло Ордаc[4]

Чавеле Варгас – певице, ставшей символом свободы, разрывающим душу голосом Мексики, – исполнилось девяносто лет. И она хочет попрощаться также, как и жила. Хочет никому ничем не быть обязанной. Не стоит доверять ни инвалидному креслу, ни морщинам на ее лице. Так же, как и темным очкам, за которыми она прячет свой взгляд. И даже тем девяноста годам, которые, если верить календарю, ей только что исполнились. Все это маска. За ней все та же живая, жизнерадостная, неистовая, строптивая Чавела Варгас. Она уже не пьет текилу и не курит сигары. Уже не играет роль соблазнительницы при свете дня. Возможно потому, что алкоголь, сигары и романы уже не являются камнем преткновения, запретной территорией. Она сумела сбежать из Коста-Рики в 17 лет. Из того времени она помнит деда и бабку, которых едва знала; родителей, которых узнала слишком хорошо и родственников, которые, по ее словам, теперь «горят в аду». В те времена ее лучшей игрушкой был револьвер, который ее отвлекал от мыслей об одиночестве стрельбой по гадюкам.

Она прилетела в Мексику на стареньком винтовом самолете, стала певицей ранчера, создала легенду. Она познакомилась и с наслаждением общалась с лучшими представителями своего времени: Фридой Кало, Диего Риверой, Хосе Альфредо Хименесом, но также вынуждена была вступать в схватку и с худшими. Говорят, что она с одинаковой сноровкой управлялась с гитарой и с курком, потому что таких людей судьба готовит не к мягкой подстилке, а к русской рулетке. Что и говорить, Чавела Варгас заслужила свое место в когорте великих. Сегодня она здесь, на крыше одного из отелей на площади Сокало, в сердце Мехико, за два дня до того, как вспыхнет тревога из-за свиного гриппа, рассказывает о своих чувствах, медленно высекая каждую фразу, словно спускаясь в пещеру ради огранки слов и возвращаясь только с самыми лучшими. Иногда она замолкает. И снова начинает говорить лишь тогда, когда уверена, что слова дополнят молчание. Уметь бы говорить так, как молчит Чавела!

Писатель Карлос Монсивайс[5] сказал на Вашем чествовании, что никто не обращается к Вам на Вы. Что обращаться на Вы к Чавеле это все равно, что обращаться на Вы к себе самому.

Монсивайс мой душевный друг. Я его очень люблю. И он прав — никто не обращается ко мне на Вы. Мне неприятна дистанция, заключенная в Вы. Это что-то особенное, свойственное мне. Обращайся ко мне на ты.

Город Мехико носил тебя на руках в твое чествование. И пришли послания, полные любви, от твоих друзей со всего мира.

Я очень довольна тем, что было объявлено чествование, но это не было чествование, это было признание. Я увидела всех и поговорила на ушко с каждым. И каждый из тех, кто там был, посекретничал со мной. Я все прочувствовала и увидела. В мои годы я не глухая и не глупая. Я видела и понимала все, что происходило вокруг меня.

И что происходило?

Публика просила у меня любви. Ведь это то, чего так не хватает людям. Мы артисты поддерживаем мир, который рушится. Даем надежду. Поэтому люди приходят ко мне надеясь найти любовь. Иногда они ее находят, иногда нет, потому, что у меня ее тоже нет.

Ты замечаешь возраст публики, которая следует за тобой? Есть ли среди публики восемнадцатилетние?

Да. И до 80-ти. Как Тонголеле[6].

Есть артисты, публика которых продолжает взрослеть вместе с ними, но это не твой случай. Когда ты бываешь в Испании, то останавливаешься в студенческом общежитии, кишащем молодежью.

Мне очень нравится молодежь. Чудесная сторона моей жизни состоит в том, что я никогда не чувствовала себя важной. Я иду по жизни, как-будто играю роль. От всего сердца, со всем накалом страстей, но так, как если бы это уже было предопределено судьбой. Судьбе было угодно, чтобы я находилась на сцене, и я исполняю эту волю. Потому что, кто знает, откуда все приходит? То, что называют душой, неосязаемо, бесплотно, иллюзорно, также как и искусство – это дар судьбы.

А откуда приходит душа?

Кто знает.

В таком случае нельзя пойти в школу и овладеть искусством, и научиться вызывать вдохновение?

Это невозможно. Бесполезно преследовать вдохновение. Его нельзя купить, нельзя одолжить на время.

А притвориться?

Нет, нельзя. Или оно естественное, или же публика сразу все просечет. Я чувствую себя счастливым человеком. Я свою миссию выполнила. Выполнила с большим удовольствием, не по принуждению. Иногда с горечью, с болью, но ничего. Все это прошло и не оставило шрамов в моей жизни. У меня нет плохих воспоминаний, все было прекрасно.

Ты удовлетворена?

Да.

Тебе всегда нравились бары со своим лицом, со своим характером. Когда ты была в баре в последний раз?

Последний раз… это было с Педро Альмодоваром. Было очень комично. Мы сели за стол, за которым обычно сидел Хосе Альфредо Хименес[7] и Педро был счастлив. Я ему сказала: «Не пей текилу, а то выйдешь на свежий воздух и упадешь». Он мне ответил: «Не беспокойся». И ведь упал, когда вышел! И так происходит со всеми, со всеми туристами, все падают. Это волшебство большого глотка текилы. Мне кажется божественным, что у Мехико есть этот напиток. Ты спускаешься с трапа самолета. Выпьешь глоточек? И на пол!

Что для тебя Педро?

Это моя любовь на Земле. Это моя единственная любовь на Земле.

Он говорит, что когда умрет, хочет чтобы его вспоминали в первую очередь, как друга Чавелы Варгас, и уже потом, как кинорежиссера.

Прекрасно, что он говорит это, да, очень мило.

Откуда такая связь?

Мы родственные души, у нас много общего.

И что у вас общего?

Боль, смятение и все, необходимое для творчества, ведь когда что-то создается, рождается — это очень больно.

Как красиво… что ты говоришь?

Боль очень сильна. Нужно поддерживать собственные иллюзии, нужно смириться с болью. День за днем тебе больно. Ты боишься, что раскроется правда. Вот ты улыбаешься, потому что это звучит красиво, но это правда. С Педро и со мной, с нами происходит то же самое. Мы кажемся очень сильными, но в душе… в душе — «один лишь Бог знает».

Ты говоришь об одиночестве?

Одиночество – это свобода. И мы свободны, свободны, свободны! Это прекрасно. У меня нет ярма. Я не склоняюсь ни перед кем. То же самое происходит с Педро. В одном месте нам предлагают миллионы, но мы предпочитаем быть независимыми и едем совсем в другое место. Душа стоит больше, чем миллионы. Таковы мы. И мне очень нравится быть такой и такой я умру – свободной, ведь мне осталось немного. Я осознаю то, что мой век подходит к концу.

Не говори так, Чавела. Ты говоришь это, улыбаясь, а твоим друзьям от этого грустно.

Не нужно грустить, я говорю это спокойно, без горечи.

Ты возвращаешься к мысли о смерти?

Не всегда. Бывает вдруг я случайно сталкиваюсь сама с собой и разговариваю.

И что ты себе говоришь?

Чавела, говорю я себе: тебе там будет хорошо. Ты хотела быть свободной [ее голос, такой мощный, прерывается] и я даю тебе полную свободу. Продолжай в том же духе, продолжай идти вперед. Завершай свой век, ведь конец уже близок, и он будет прекрасен. Я благодарна. Я уже живу с желанием отдохнуть, в конце концов. Я ничего не должна жизни и жизнь уже ничего не должна мне. Я хочу прилечь на коленях у смерти, которая, должно быть, прекрасна, очень красива. Возможно, поэтому мы так боимся этого момента. Потому что он должен быть прекраснейшим.

Настолько прекрасным…

Да-да… Смерть умирает от смеха.

Это вероятно из-за особого отношения мексиканцев к смерти…

Мексиканец развлекается, играя с жизнью и смертью, подбрасывая монетку, чтобы увидеть, выпадет ли орел или решка[8]. Так и я развлекаю себя, играя в орлянку с жизнью и смертью.

Ты всегда жила бесстрашно. И не собираешься меняться теперь…

Нет, я не собираюсь меняться и теперь. Это было бы нелепо, ужасно нелепо. Ты представляешь себе, чтобы я умерла в монастыре? Это худшее, что могло бы со мной произойти. Ха, ха, ха!

Чтобы ты обратилась к религии теперь… Чтобы нашла священника, который отпустил бы тебе грехи…

Ой! Не говори так. Я не верю священникам. Ты представляешь где я, а где священники? Однажды один из них пришел повидать меня и я спросила его: «Как мне вас называть padrecito или padrezote?»[9]. Был еще случай, когда я лежала в больнице, ко мне пришел другой священник, и мне пришлось ему сказать, что я буддистка, чтобы он оставил меня в покое. Мне очень нравится шутить, разыгрывать людей, но не обижая их.

Кроме Педро Альмодовара, кого из испанцев ты любишь?

Я люблю многих – Елену Бенарроч[10], Мариану Гиалуи[11], Мартирио[12]… И есть еще мой дружище Хоакин Сабина[13]. Он мне пишет записки на грязных салфетках с улицы. Он меня смешит, доставляет мне много радости. Он делает что-то чудовищное, невероятное. Наистраннейшие вещи, но у него получается безумно хорошо.

Если бы ты должна была встретиться сама с собой в определенном временном отрезке, какой бы период ты выбрала?

Сегодняшний момент. У меня все в порядке. Я нашла свое место. Я не зарываюсь, не ощущаю себя больше того, кем являюсь, но и меньше тоже. Я нахожусь в нужном месте, в нужное время.

На церемонии поздравления тебе дарили цветы президенты правительств, лауреаты Нобелевской премии, но в отличие от других людей искусства ты никогда не искала защиту в тени власти.

Я не ищу влиятельных людей. Зачем мне искать их, ни к чему. Они сами ищут меня, когда чувствуют грусть. Это кажется невероятным, но это они обращаются ко мне. И именно грусть является тем, что заставляет искать друга, который был бы всегда рядом. Госпожа Грусть и госпожа Одиночество[14] именно эти две дамы, независимо от того влиятельный ты человек или нет, всегда стоят у изголовья твоей кровати… Однако, если мы продолжим разговор здесь, на террасе, нас снесет ветром.

Разговор продолжается внутри, во время обеда, который Чавела разделяет со своими друзьями. Она заказывает феттучини с соусом из цветов тыквы. Возле нее две девушки, которые заботятся о ней в ее доме в Тепостлане, в чудесном поселке, расположенном в часе езды от Мехико. Тут она радуется обществу двух своих собак местной доиспанской породы, чтению, своим волевым прогулкам, предпринимаемым, чтобы попытаться как можно скорее избавиться от инвалидного кресла. После недолгого молчания наступает момент, когда Чавела прерывает его словами, которые звучат, как удар кулаком по столу. «Я ухожу!» Она рассердилась потому, что не смогла сама, без помощи других людей справиться с феттучини. И это «я ухожу» уже не относится к временному отступлению, а к тому, чтобы попрощаться с людьми, которые видели ее триумф, а сегодня видят ее лишенную сил в инвалидном кресле.

Два дня спустя в своем доме, со своими собаками, Чавела снова сияет своей улыбкой.

Ты решилась изменить свою судьбу.

Мне было нелегко стать тем, кем я являюсь сейчас. Я столкнулась с этим миром лицом к лицу. Я открыла ему объятья и сказала: приходи, поговорим. Будем говорить ночь за ночью. И я каждую ночь говорила с ним. Иногда он меня не принимал. Мне было очень трудно прийти к успеху. Это стоило мне много слез.

В каком возрасте ты уехала из Коста-Рики?

В 17. Я должна была приехать в Мексику, чтобы заново открыть для себя календарь жизни, еще и еще раз наблюдать за тем, какой номер выпадет, играть в рулетку, возвращаться снова и снова, 21, 42, и так вплоть до 90 лет.

С чем у тебя ассоциируется твоя страна?

С отрицанием всего человеческого. Там я не смогла бы свободно читать даже телефонный справочник. Священники меня съели бы с потрохами. Католическая церковь набрасывалась на меня с момента рождения. Однажды я выругалась, упомянула при священнике его мать. Он мне сказал: «Я тебя прощаю». А я ему ответила: «Е… твою мать».

Ты приехала в Мексику одна?

Да, одна. Продала курицу и двух индюков и прилетела на стареньком винтовом самолете.

И ты так и не вернулась в Коста-Рику?

Шесть лет назад я оставила Веракрус[15], где у меня был дом, и вернулась в Коста-Рику. А через 6 месяцев на рождество вернулась в Мексику. Что за страна Коста-Рика?! Я бы свезла туда всех самоубийц в мире. Определила бы их всех в один округ. Успешным бизнесом там стала бы торговля гробами. Вот, что я думаю о Коста-Рике. Есть одна проститутка, самая известная в мире, так там все опускались на колени, чтобы поприветствовать ее, и архиепископ, и все остальные. Однажды она сказала мне: «Вот я пророк на своей земле, а ты нет, Чавела». Я ответила: «Да, ты права».

Что ты помнишь из своего, окутанного легендами, прошлого?

Были другие времена, другие люди, все другое. Ты мог ходить по улице с Фридой Кало, с Диего Риверой, все были очень спокойные, никто не шарахался, никто не говорил, посмотри, вон идет Фрида, вон идет Диего. Они были людьми, живущими среди окружающих их людей, и все любили их.

Как ты с ними познакомилась?

Они пригласили меня на одну из вечеринок в своем доме. Я осталась и они предложили мне пожить у них. Я узнала все тайны их живописи. Интереснейшие вещи, которые я никогда не раскрою, никогда. Мы все были счастливы. Мы жили, не думая о завтрашнем дне, без копейки денег, иногда без еды, но все время, умирая от смеха. Я постепенно привыкла к ним, к их обычаям.

И ваша дружба была долгой?

Я жила с ними два года. В один прекрасный день к ним приехал Троцкий, и мне это показалось чем-то абсолютно естественным, меня это не испугало. Я спросила: «А кто этот старый козел?». И Фрида мне сказала: «Троцкий. Помолчи и не выражайся, Чавела».

Было ли удачным решение покинуть свою страну и уехать в Мексику?

Несомненно. Я люблю Мексику. Мексика дала мне все, кроме разве что денег. Она позволила мне сражаться на равных с великими – с Педро Инфанте[16], с Агустином Лара[17]… Она закалила меня. И я не испортила свою роль. Я все поставила на карту и ушла со славой.

Почему ты говоришь, что все поставила на карту?

Потому что это был риск. Я либо вышла бы победительницей, либо же со мной было покончено. Не существовало золотой середины. Здорово, что я победила. Приятно быть триумфатором. Никто ничего не мог мне сказать. Я никому ничего не была должна. Я горжусь тем, что никому ничем не обязана. Восхитительно чувствовать себя свободной.

И это чувство, что ты или выйдешь из этой схватки победителем или тебе конец, оно было у тебя всегда, на каждом концерте? Отсюда и твое вызывающее поведение?

Да, даже когда я была звездой, я выходила на сцену с горечью на губах. Поэтому мне приходилось прибегать к помощи алкоголя.

И ты продолжала рисковать всем…

И я продолжала рисковать всем. Я всегда сражалась, потому что меня звали Чавела Варгас. Я очень заботилась о чести и достоинстве своего имени, ведь оно было единственным моим достоянием. Так и пролетела жизнь до 90 лет, тяжесть которых я сейчас ощущаю.

Чем они тебя тяготят?

У меня за плечами груз воспоминаний.

У тебя хорошая память?

Да, очень хорошая. Многое не забывается и я могу поведать об этом сейчас. Я помню то время, когда много пила. Однажды я сказала себе: «Я умираю. Умру я или выпутаюсь, это должна решить я сама. И решила — все, я бросаю пить. И обратилась служанке: «Дай мне последнюю рюмку». А она в ответ: «Какой ужас».

Она тебе не поверила…

Она мне не поверила. Но принесла мне рюмку и это действительно была последняя рюмка. И курить сигары я бросила одновременно.

Сколько лет назад?

Двадцать лет назад.

И у тебя не тянет к спиртному время от времени?

Ну, разумеется, тянет. Зачем мне врать тебе. Иногда я протягиваю руку, чтобы взять стакан текилы или сигару.

А иметь хорошую память это удача или же бремя?

Это бремя, потому что я помню вещи, которые причинили мне боль и которые сильно меня задели. Они по-прежнему причиняют мне боль.

Ты говоришь об одиночестве и грусти, но я вижу, что за стеклами этих черных очков ты смеешься.

Да, я надо всем смеюсь. У меня нет выбора. Если бы я не смеялась, я была бы мрачной, разочарованной в жизни, а мне таковой не хотелось бы быть.

  • На титульном фото: Чавела Варгас © photo by Maj Lindström
notes

[1] Ранчера — это жанр традиционной мексиканской музыки, изначально исполнявшейся только солистом под аккомпанимент гитары во времена Мексиканской Революции. Само слово «ранчера» (ranchera) происходит от слово «ранчо», т.к. эти песни появились впервые именно на мексиканских ранчо, расположенных в сельской местности. Уже позже ранчерас стали исполняться конхунтос, или нортеньо (от испанского слова «северный»), т.е. группами из северной Мексики и юго-западной части США. Традиционные ранчерас посвящены темам любви, патриотизма и родной природы. В зависимости от ритма, это могут быть вальсы, польки, корридо, болеро, пасодобли и даже марши. Песня обычно состоит из инструментального вступления, куплета и припева, затем инструментальная секция повторяет куплет и припев. Инструменты могут включать гитару, скрипку, трумпет и аккордеон. Наряду с традиционными инструментами, для ранчерас, как и для многих других форм мексиканской музыки, характерен «мексиканский крик», своеобразные вскрики, возгласы (чаще всего, они звучат как «ай-ай-ай-ай»), издаваемые как исполнителями, так и слушателями во время исполнения песни.

[2] В 2002 году ассоциация шаманов Латинской Америки по представлению шаманов племени уичоль присвоила Чавеле Варгас звание почетного шамана.

[3] Биографическая справка
Родившаяся в Коста-Рике, Изабела Варгас Лизано (17 апреля 1919 — 5 августа 2012) всегда считалась мексиканкой. В детстве она болела полиомиелитом и практически ослепла. Была вылечена индейскими шаманами. Она уехала в Мексику в 14 лет, бродяжничала и пела на улицах города Мехико до тех пор, пока в 30 лет не стала профессиональной певицей.
Позже, прославившись на весь мир, в 1940-1950-х выступала в США и Европе, была близко знакома с ведущими актерами и музыкантами Голливуда, с некоторыми из которых состояла в интимной связи. В 1961 записала свой первый альбом (с тех пор выпущено более 80 различных дисков).
За свой традиционный сценический образ получила прозвище «женщина в красном пончо» (La Mujer del Poncho Rojo). В конце 1960-х почти на два десятилетия исчезла со сцены, жила в Мексике и пила текилу. В 1990 вернулась к творчеству. Объездила с гастролями всю Европу и Америку, триумфально выступала в лучших концертных залах планеты: Олимпия (Париж, 1995), Карнеги-Холл (Нью-Йорк, 2003), Дворец Музыки (Барселона, 1993, 1996, 1998, 2000, 2004), Театр Искусств (Мехико-Сити, 2001) и др.
В 2001 году за свою творческую деятельность удостоена высшей королевской награды Испании (Gran Cruz de la Orden de Isabel la Católica). Вышедшие в 2002 году мемуары певицы «Y si quieres saber de mi pasado» («И если хочешь знать о моем прошлом») стала бестселлером в испаноязычных странах.
В том же 2002-ом снялась у известного испанского режиссера Педро Альмодовара в фильме «Фрида», посвященного судьбе мексиканской художницы Фриды Кало, с которой Варгас связывали тесные личные отношения и в доме которой она жила вплоть до смерти Фриды. Также снималась в фильмах «Крик камня» немецкого режиссера Вернера Херцога, La Soldadera мексиканского режиссера Хосе Боланьоса, в мексиканском телевизионном сериале Premier Orfeon.
В городе Бургос (древняя столица Испании, провинция Кастилия и Леон) именем Чавелы Варгас названа улица. Чавела Варгес дала последний концерт в Мадриде 10 июня 2012. А 5 августа 2012 года она умерла в возрасте 93 лет в больнице города Куэрнавака, куда она была доставлена с жалобами на сердце и дыхательную систему. Лечащий врач Варгас сообщил, что она отказалась от использования любых систем искусственного поддержания жизни.

[4] Интервью Пабло Ордаcа с Чавелой Варгас было опубликовано в газете El País от 10.05.09. Перевод и комментарии: ladonija и Алексей Графф.

[5] Карлос Монсивайс Асевес — мексиканский писатель-эссеист, сценарист, литературный и художественный критик, составитель литературных антологий, один из виднейших латиноамериканских интеллектуалов эпохи.

[6] Тонголеле – сценическое имя звезды театра-варьете, танцовщицы и актрисы Иоланды Монтес.

[7] Хосе Альфредо Хименес (1926 – 1973) – один из самых авторитетных мексиканских композиторов и певцов ХХ века. Не имея музыкального образования и не обладая сильными вокальными данными, он, тем не менее, вошел в историю, как автор более 1000 песен в стиле «мариачи», ставших неотъемлемой частью музыкального наследия Мексики.

[8] Игра «Орел или решка?» по-испански звучит, как «Лицо или крест?».

[9] Игра слов: padrecito – уменьшительное от слова padre («отец»); padrezote – увеличительное от слова padre, окончание которого -zote переводится как «тупой» или «балбес».

[10] Елена Бенарроч – испанский модельер, которая открыла свой первый бутик кожаной одежды в Мадриде в 1979 году. Сегодня она – в плеяде выдающихся испанских дизайнеров. Елена получила множество престижных наград, в том числе премию American Legend за лучшую коллекцию года, испанские премии Aguja de oro и T de Telva. Елена Бенарроч стала известной, благодаря высокому качеству исходных материалов и тканей, уникальному дизайну и молодежным коллекциям.

[11] Мариана Гиалуи – испанский продюсер, которая в разные периоды работала с Ниной Пастори, Кончей Буйкой, Хавьером Лимоном, Антонио Серрано и Чавелой Варгас.

[12] Актриса и певица Марибель Кинонес более известна миру под своим сценическим именем Мартирио. Она считается одной из знаковых персон современной культуры Испании.

[13] Хоакин Рамон Мартинес Сабина — испанский рок-поэт, певец, композитор; один из столпов современной испаноязычной поп- и рок-культуры.

[14] Одиночество (в оригинале – soledad) в испанском языке имеет женский род.

[15] Веракрус — портовый город на побережье Мексиканского залива.

[16] Педро Инфанте Крус (1917 — 1957) – мексиканский певец и актер, провозглашенный одним из величайших актеров золотого века мексиканского кино. Начиная с 1939 года снялся в более чем 60 фильмах и записал около 350 песен. Он погиб 15 апреля 1957 года в авиакатастрофе на полпути к Мехико.

[17] Агустин Лара (1897 — 1970) – мексиканский актер, певец и автор песен, написавший более 700 популярных композиций.

album

frida
Исполнитель: Various Artists (ft Chavela Vargas, Lila Downs, Elliot Goldenthal)
Альбом: Frida (Soundtrack from the Motion Picture)
Лейбл: Deutsche Grammophon
Дата релиза: 01 ноября 2002

concert

Chavela Vargas – Recital Grabado en la Sala Caracol de Madrid (1993)

tags
Поделиться:

Оставить сообщение