Бернхард Шимпельсбергер и ритмы мироздания

0
Жизненный путь австрийского перкуссиониста Бернхарда Шимпельсбергера начинался вполне традиционно. Он рос в музыкальной семье, с детства окруженный звуками классики и джаза, и стезю музыканта в качестве будущей профессии избрал еще в подростковом возрасте. Однако любознательная натура и тяга к неизведанному, заставили его свернуть на очень необычную тропинку. Познакомившись в 16 лет с индийскими ритмами, Бернхард решил посвятить свои юношеские годы изучению и постижению мира коннакола[1] — индийского языка ритма. Сейчас, спустя много лет и после несметного множества поездок в Индию, Шимпельсбергер — уникальное явление в мире перкуссии и один из самых уважаемых виртуозов в этой области. Он мастерски владеет индийской и европейской техниками игры и умело переплетает их в своих композициях. Сотрудничая с выдающимися исполнителями индийской музыки, Бернхард возвел мост между классическими ритмами Индии и западной музыкой, вдохновляя и восхищая своим творчеством музыкантов и слушателей по всему миру.

Читайте также: Харипрасад Чаурасия: гуру бансури

В семье Бернхарда музыка занимала очень важное место. Сам он начал брать уроки игры на фортепиано, когда ему было всего семь. И хотя в тот период мальчик обожал слушать фортепианные композиции, с игрой на инструменте у него как-то не срослось. Три года спустя Бернхарда увлекли барабаны, и он с энтузиазмом пересел за ударную установку. «Мне очень повезло, что дома мы всегда музицировали, — вспоминает музыкант. — У нас была семейная группа, и мы исполняли рок-репертуар 1960-х и 1970-х годов. Мой папа играл на бас-гитаре, мама на рояле, а брат на гитаре. Ну а я начал стучать на ударных по наитию, никогда не беря каких-либо уроков. Это хорошо, что мой первый опыт с барабанами состоял в исполнении песен, а не в обучении технике. Это во многом сформировало мое музыкальное видение».

Bernhard Schimpelsberger
Бернхард Шимпельсбергер ♡ photo by Frank G Brody

Я верю, что ритм – это язык, а не просто игра отдельных инструментов, поэтому думаю, что неважно, какой именно инструмент вы используете. Музыка для меня – это не что иное, как способ для общения друг с другом…

Стать музыкантом Бернхард решил, когда ему стукнуло четырнадцать, погружаясь в мечты о путешествиях и о возможности делиться своей музыкой с аудиторией. Далеко не всем удается осуществить юношеские мечты, но у него именно так все и сложилось. Будучи подростком, Бернхард в основном исполнял джазовую музыку, считая любовь к этому свободному жанру характерной чертой своей личности: «Думаю, джазом я заинтересовался, потому что он стимулировал меня интеллектуально. Я чувствовал, сколь многого не знаю, и жаждал вникнуть в эти сложные импровизационные традиции. На самом деле, индийская музыка привлекла меня по тем же причинам».

Читайте также: Джаянти Кумареш: тропой богини Сарасвати

Так случилось, что индийская музыка, о которой он толком ничего не знал, нашла его сама. Кто-то из приятелей дал Бернхарду записи Трилока Гурту, считавшегося гениальным перкуссионистом джазовой сцены. Юный музыкант поначалу не слишком «въехал» в услышанное, но был крайне заинтригован, поэтому отправился на музыкальную конференцию, посвященную индийской музыке, которая как раз тогда проходила в Австрии. Там ему посчастливилось познакомиться с учителем Трилока Гурту, индийским виртуозом игры на табла Пандитом Сурешем Талвалкаром[2], впоследствии ставшим гуру Бернхарда. Впервые в жизни юноша встретил настоящего маэстро, потрясшего его до глубины души своей искусной игрой. Тогда Бернхард был готов впитывать новые знания, как губка, и судьба милостиво свела его с мастером, представляющим науку ритма тысячелетней истории индийской музыки. Он сразу же влюбился в индийские ритмы и в индийскую культуру.

Читайте также: Анурадха Пал: разрушительница стереотипов

В Индии музыке учат старинным способом, который называется гуру-шишья[3]. Это традиционный метод преподавания, основанный на глубокой духовной связи между гуру и учеником, и требующий от последнего полной отдачи, преданности и строгой дисциплины. Поэтому Бернхард старался проводить как можно больше времени со своим наставником и осваивать не только музыкальные композиции, но и само понимание музыки. Причем уроки могли проходить где угодно, как в классной комнате, так и в поезде, или во время ночной поездки в автомобиле.

Читайте также: Бахауддин Дагар: опьянение музыкой

«Мой гуру Суреш Талвалкар и его философия оказали на меня огромное влияние. Он привил мне свои ценности ритма, передал большой багаж знаний и поведал множество методов создания композиций. Когда я импровизирую, я очень часто обращаюсь ко всем этим вещам, — говорит Бернхард. — Я верю, что ритм – это язык, а не просто игра отдельных инструментов, поэтому думаю, что неважно, какой именно инструмент вы используете. Музыка для меня – это не что иное, как способ для общения друг с другом. А конокол – это индийский язык ритма с множеством слогов и узоров. Поэзия его ритма меня завораживает. Те, кто хоть немного углублялись в коннакол, знают насколько он сложный. Существует несколько этапов. Я лично стал получать удовольствие от процесса только после семи или восьми лет обучения. В индийских ритмах импровизируешь в рамках математических структур, поэтому нужно четко знать пропорции, чтобы сыграть верно. Это интуитивный процесс для математиков, что собственно меня так сильно и очаровывает, потому что я всегда любил математику. Таким образом, где-то после семи лет занятий я смог, наконец, осознать, что именно делают лучшие виртуозы. Я начал не только исполнять композиции, у меня стало получаться импровизировать с собственными треками. Иногда это даже выходило правильно. Индийский ритм – это наиболее совершенная и глубокая ритмическая система в мире. Обучение этому дает возможность понимать ритмы из любого уголка планеты».

Читайте также: Шивамани: ритм – это всё, ритм – повсюду

Наибольшей сложностью для исполнения индийских ритмов было то, что табла и ударная установка функционируют совершенно по-разному. Табла – это перкуссионный инструмент, на котором играют пальцами линейным способом. Одновременно можно извлечь лишь два звука, а ритмические фразы создаются путем комбинирования ударов. Ударная же установка – это полифонический или полиритмический инструмент, где имеется сразу несколько звуковых слоев и все они сливаются вместе в единый ритм. Поэтому Бернхарду пришлось адаптировать ритмы, созданные для табла, чтобы суметь воспроизвести их на других инструментах. Поначалу он использовал с этой целью кахон[4], а затем приспособил их для исполнения на ударной установке.

Читайте также: Погружение в индийскую классику: Рави Шанкар

Постигая таинства индийской музыки, Бернхард стал большим поклонником Трилока Гурту. Он посещал много концертов индийского музыканта и не упустил шанс занять место его барабанного техника, когда выпала такая возможность. На протяжении двух лет Бернхард гастролировал с Трилоком по свету, интенсивно обучаясь непосредственно у великого мастера. Одним из своих кумиров-вдохновителей он также считает Закира Хусейна. «Я назвал бы его величайшим барабанщиком на Земле, — говорит Шимпельсбергер. — Он – Майлс Дэвис Индии».

Читайте также: Закир Хуссейн и его говорливые руки

Во время многочисленных поездок в Индию Бернхард твердо знал, что должен сохранить свои западные музыкальные корни и навыки игры на барабанах. «Музыка, которую вы слушаете и играете в юности, особо не задумываясь над этим, и есть ваши корни, — объясняет музыкант. — В доме моих родителей всегда исполнялись классические пьесы для фортепиано (Шопен, например) и также звучало много джаза. По этой причине я бы сказал, что на мое профессиональное становление сильно повлияла западная классическая музыка — это мои корни. Если я слышу фортепианную пьесу Шуберта или Шумана, то вспоминаю о детстве. Растворившись в Индии лет на десять, я бы звучал сейчас просто как исполнитель на табла, поэтому мне пришлось возить с собой небольшую ударную установку, чтобы не утратить западную эстетику. Я также получил степень магистра по классу джазовых барабанов и композиции в Австрии и считаю себя большим приверженцем джаза».

Читайте также: Кадри Гопалнатх: путешествие длиною в жизнь

Около шести лет назад, окончив свой интенсивный период обучения в Индии, Бернхард обосновался в британской столице, так что теперь его часто называют англо-австрийским исполнителем. «Я хотел жить в мультикультурном многонациональном мегаполисе, — объясняет Бернхард свой выбор. — Друзья из Индии звали меня в Мумбаи, другие приглашали в Калифорнию, а сам я раздумывал о Торонто или Амстердаме. Но Лондон в итоге показался самым правильным выбором. К тому же именно здесь живут такие музыканты, как Нитин Соуни, Анушка Шанкар и мастер танца Акрам Хан, которые своим творчеством создали прочную связь между современной западной музыкой и индийскими классическими элементами. А мне очень хотелось с ними поработать».

Читайте также: У. Шринивас: Моцарт индийской классики

Вскоре после приезда в Лондон Бернхард начал выступать с маэстро игры на табла Талвином Сингхом и певицей Сушилой Раман. В первый же год он таки успел поработать с Нитином Соуни и Акрам Ханом. А вместе с молодым британо-индийским виртуозом игры на сароде[5] Соумиком Датта, Бернхард создал проект под названием Circle of Sound. В своих композициях музыканты соединили индийские классические мелодии с западными ритмами, роком и электроникой. Эта комбинация восточных и западных влияний имеет совершенно новое, свежее и очень современное звучание. Недаром, благодаря проекту, исполнители стали обладателями премии Top of the World Award журнала Songlines, а в прессе их окрестили «авангардом британско-азиатской сцены». В 2011-м дуэт с триумфом дебютировал на фестивале Alchemy, а год спустя выпустил свой первый альбом. На один из концертов Circle of Sound в Лондоне пришла Анушка Шанкар, которой так понравилось выступление, что она пригласила музыкантов к себе домой сыграть перед ее отцом, великим ситаристом Рави Шанкаром. А вскоре после этого Анушка предложила Бернхарду отправиться вместе с ее группой в шестинедельное турне по США.

Читайте также: Сушила Раман и вся королевская рать

Второй альбом Circle Of Sound под названием Anti Hero дуэт презентовал в марте 2014-го, выступив в театре Al Rayyan в столице Катара Доха. В этой работе Бернхард и Соумик значительно расширили свои музыкальные горизонты. К звучанию их композиций добавились оркестровые струнные инструменты, живая электроника и чудесный вокал певицы Фионы Бивен, а в качестве приглашенных гостей в записи диска приняли участие Нитин Соуни и Анушка Шанкар. Кроме того, музыканты предоставили слушателям возможность скачать альбом Anti Hero в интернете совершенно бесплатно. Чтобы получить копию диска, достаточно лишь поделиться информацией о нем на своей страничке Facebook или Twitter.

Читайте также: Бхаджан Сопори: маэстро сантура

Наряду с плодотворным сотрудничеством с самыми разными музыкантами, не так давно Бернхард Шимпельсбергер решил попробовать свои силы в сольном формате. «Для меня это как взять чистый холст, на котором я могу рисовать и создавать нуля», — признается музыкант. Путешествуя на протяжении многих лет по свету, Бернхард собрал впечатляющую коллекцию перкуссионных инструментов со всего земного шара, послужившую прекрасным материалом для его сольного проекта. В потрясающем шоу музыканта под названием Rhythm Diaries все голоса этих инструментов собраны воедино. Кроме традиционной ударной установки Бернхард использует балафон[6], калимбы[7], маленькие синтезаторы, язычковый барабан, индийские колокольчики и много других малоизвестных широкой публике экзотических ударных инструментов. Название для сольного проекта музыкант выбрал вовсе не случайно. Свои ритмические дневники Бернхард вел с самого детства. Это могли быть пленки с записью голоса, где он напевал какой-то ритм, или заметки, в которых Бернхард пытался законспектировать ритмические отрывки, крутившиеся в его голове. Так что эти фрагменты стали как бы саундтреком всей его жизни.

Читайте также: Саския Рао-де Гаас: Запад с душой Востока

«Для меня ритм всегда означал нечто большее, чем просто отстукивание ударов. В нем есть звуки, цвета и текстуры, а самое важное – в нем есть мелодия. Шум поездов, разговоры людей, — во всем я слышу музыку и ритм, — говорит Бернхард. — Я превратил эти страницы собственной истории в композиции, в которых знакомлю аудиторию с опытом из моих дневников. В своем шоу я играю на множестве необычных инструментов, собранных мною за эти годы. Людям всегда любопытно услышать нечто новое. А мои концерты — это своего рода путешествие с ритмом вокруг света. Это рассказ о том, чем может быть ритм, и чем, по вашему мнению, он быть не может».

  • Официальный сайт Бернхарда Шимпельсбергера: bernhard.co.at
  • На титульном фото: Бернхард Шимпельсбергер ♡ photo by Pritpal Ajimal
notes

[1] Коннакол (или конокол) — это южно-индийская школа, традиция и искусство ритмического пения, иначе говоря — вокальной перкуссии. Основная ценность коннакола для западных музыкантов — возможность изучения ритма, освоения ритмических рисунков любой сложности, совершенствования чувства ритма. В коннаколе для этого используется голос, которым пропеваются специальные слоги. После вокального освоения ритмического рисунка его можно перенести на любой музыкальный инструмент. Следует отметить, что вокальная перкуссия известна не только в Индии: в западной музыкальной традиции, преимущественно в джазе, существует близкое понятие под названием скэт — жанр вокальной импровизации без использования осмысленного текста, а также более современная техника битбоксинга.

[2]Суреш Талвалкар (род. в 1948 г. в Мумбаи, Индия) — виртуозный исполнитель на табла. Табла — небольшой индийский парный барабан, используемый как сольно, так и для сопровождения вокальной и инструментальной музыки, а также для сопровождения танца в стиле катхак. Суреш Талвалкар учился играть на табла у своего отца Даттатри Талвалкара (Dattatrey Talwalkar). Дополнительно он брал уроки игры на табла у таких мастеров, как Пандхаринатх Нагешкар (Pandharinath Nageshkar) и Винаякрао Гангрекар (Vinayakrao Ghangrekar), параллельно изучая ритмическую теорию южноиндийской традиции Карнатака и классическое пение североиндийской традиции Хиндустани. В связи с этим стиль игры Талвалкара приобрел черты нескольких гхаран (школ). Начиная с конца 1960-х годов Суреш Талвалкар часто выступал с известным маэстро саранги Рэмом Нараяном (Ram Narayan), а также в тандеме с классическим вокалистом Улхасом Кашалкаром (Ulhas Kashalkar), который тоже тоже владеет несколькими техниками исполнения и считается представителем трех школ – Гвалиор гхарана, Агра гхарана и Джайпур гхарана. Как учитель Суреш Талвалкар воспитал целое поколение мастеров игры на табла и перкуссии, включая своих сыновей Савани и Сатьяджита, а также таких видных представителей, как Трилок Гурту (Trilok Gurtu), Виджай Гхате (Vijay Ghate) и Бернхард Шимпельсбергер (Bernhard Schimpelsberger). В 1966 году Суреш Талвалкар был удостоен награды от All India Radio, в 2004 году престижной премии от Sangeet Natak Akademi, а в 2013 году одной из высших государственных наград – Падма Шри.

[3] Гуру-шишья (или гуру-шишья парампара) – индийская система преемственности музыкальных знаний и навыков от учителя к ученикам. Это название как нельзя лучше отражает действительность: ведь гуру значит «учитель», шишья — «ученик», парампара — «традиция» (букв. «от одного к другому»). Кроме музыки по линии парампары могут передаваться самые различные виды знания как в духовной сфере, так и в искусстве, танцах и образовании.

[4] Кахо́н (букв. «коробка», «ящик») — ударный музыкальный инструмент родом из Перу. Представляет собой коробку, выполненную из дерева или других материалов.

[5] Сарод — безладовый струнно-щипковый музыкальный инструмент из семейства лютневых, преимущественно используемый для исполнения индийской классической музыки. Наряду с ситаром, является наиболее популярным и известным музыкальным инструментом в музыке Хиндустани. Характеризуется глубоким, плотным, медитативным звучанием, насыщенным призвуками от симпатических струн.

[6] Балафон — африканский ударный музыкальный инструмент, состоящий из 15-22 прямоугольных дощечек-клавиш, изготовленных из дерева Ши или других твердых пород. Под дощечками размещены резонаторы — тыквы. На балафоне играют специальными палочками. Инструмент широко распространен среди гриотов как в качестве солирующего инструмента, так и для сопровождения пения.

[7] Калимба (или мбира) — древнейший и самый распространенный музыкальный инструмент в Африке. Калимба используется в традиционных обрядах и профессиональными музыкантами. Ее называют «африканское ручное фортепиано». Калимба довольно виртуозный инструмент, предназначенный для исполнения мелодических рисунков, однако вполне пригодный и для игры аккордами. Большей частью применяется как аккомпанирующий инструмент. Большие калимбы придают неповторимый низкий гул живым басовым ритмам африканской музыки, маленькие издают совершенно призрачное, хрупкое звучание, похожее на музыкальную шкатулку.

album
Anti Hero - cover
Исполнитель: Circle Of Sound / Bernhard Schimpelsberger & Soumik Datta (feat. Nitin Sawhney & Anoushka Shankar)
Альбом: Anti Hero
Лейбл: Baithak Records
Дата релиза: 20 мая 2014

videos

tags
Поделиться:

Оставить сообщение