Акрам Хан: лысый Кришна

0
Акрам Хан заслуженно считается одним из самых выдающихся танцоров современности. Чуть больше чем за десятилетие этот непревзойденный мастер индийского классического стиля катхак[1] успел воплотить на сцене целый ряд уникальных хореографических работ, за которые был удостоен множества наград. В Великобритании, да и не только, Акрама Хана считают «танцующим гуру», учителем «новой духовности». Блистательно владея техниками индийского танца, которому уже пятнадцать столетий, и современной хореографии, он приводит отточенные веками изящные позы и жесты в соответствие с нынешним мышлением, с новой эстетикой.

Akram-Khan
Акрам Хан в постановке Zero Degrees («Ноль градусов»)

Британский хореограф и танцор бенгальского происхождения Акрам Хан (род. 29 июля 1974 г.) — один из самых известных и тепло принимаемых хореографов молодого поколения. Он родился в Лондоне в семье родом из Бангладеша, начал танцевать в возрасте семи лет и брал уроки у признанного мастера в стиле катхак Шри Пратапа Павара[2]. Позже Акрам изучал основы современного танца в Брюсселе у выдающейся бельгийской танцовщицы и хореографа Анны Терезы Де Кеерсмакер[3], приняв участие в её проекте X-Group. Свои первые сольные опыты он представил в конце 90-х годов, создав уникальный метаязык, лексика которого не что иное, как альянс классических элементов катхака со стилевыми приёмами контемпорари дэнс.

Первой полнометражной работой Акрама Хана стала постановка «Если бы…» (Kaash, 2002), премьера которой сразу же взорвала умы искушенной публики. Камерный состав танцовщиков – два юноши и три девушки – под сложные ритмы табла и минималистские гармонии Нитина Соуни[4] представил в аскетичном чёрно-красном пространстве сцены, оформленной культовым художником современности Анишем Капуром[5], эпическое действо об устройстве мира. Знакомые с метафорикой индуизма с лёгкостью найдут в постановке пластические знаки, отсылающие к божествам Шивы, Ганеши и Кришны. Архитектура спектакля, в которой медитативные соло сменяются экспрессивными групповыми номерами, выстроена на слиянии техники современного танца, восточных единоборств и катхака. За два года активных гастролей эта постановка была показана в 23 странах мира и удостоена The Critics’ Circle National Dance Award в номинации «Лучшая современная хореография».

Однако максимального резонанса в мире танца принесла идея Акрама Хана объединить на сцене исполнителей двух разных жанров, которую он впервые опробовал с бельгийским танцором и хореографом Сиди Ларби Шеркауи[6] в их совместном проекте 2005 года Zero Degrees («Ноль градусов», 2007). Результат оказался просто ошеломляющим, и это стало своего рода проверенной формулой успеха и рекордных кассовых сборов. Далее последовал волшебный дуэт с французской балериной Сильви Гиллем[7] в спектакле «Священные монстры» (Sacred Monsters, 2006). Интересно, что «священными монстрами» во Франции называли звёзд сцены, таких, к примеру, как Сара Бернар. Смысл выражения заключается в том, что в жизни каждой звезды есть оборотная сторона и, чтобы оправдать ожидания поклонников, звезда должна всегда оставаться идеальной… Нет больше места для неудач и несовершенства. Божественный статус становится бесчеловечным, чудовищным. Сильви Гиллем говорит, что для нее «священный монстр» – это сцена, на которой надо быть всегда совершенной. В свою очередь Акрам Хан назвал этот совместный проект сосуществованием двух противоположностей: «Я понял, что наше единственное сходство заключается в том, что мы такие разные. Но мы оба имеем свои корни в классическом танце». В одном из монологов спектакля Хан через своё отношение к образу Кришны, по сути, сформулировал своё танцевальное кредо – не пытаться воплотить классические образы внешне, а погрузившись во внутренний мир, отыскать их в себе: «Буду ли я стремиться соответствовать образу Кришны, каким его представляют люди или я найду… Или я погружусь в себя, чтобы найти Кришну?» На что Гиллем парировала: «Я считаю, что ты красивый лысый Кришна».

У Кришны есть характерные отличительные черты. Чаще всего его кожа тёмно-синяя… И он очень красив. Тёмный и красивый. С длинными вьющимися волосами. Без бороды, чисто выбрит… Как же я буду изображать Кришну или его сущность, если я не похож на Кришну, каким он выглядит на изображениях, которые люди рисовали столько лет?.. Смогу ли я сыграть Кришну, отыскав Кришну в себе?

Двумя годами позже Акрам Хан танцевал в тандеме с актрисой и обладательницей премии «Оскар» Жюльет Бинош в драматической истории любви In-I, где французская кинодива впервые опробовала себя в качестве танцовщицы. А чуть позже – с японской танцовщицей, певицей и перкуссионисткой Йоши Сунахата в постановке «Гнозис» (Gnosis, 2010). Сюжетная и визуально-аудиальная основа «Гнозиса» базируется на текстах из Махабхараты, древних традициях кабуки и сплаве этнических музыкальных течений в живых интерпретациях виртуозов из Индии, Японии и Англии: сарод, табла, виолончель и даже – японские барабаны тайко, которые стучат зрителю прямо в сердце. Влияние катхак, древнего индийского танца, очевидно, но его движения вливаются в модерн-данс, обретая совершенно иную форму. Хан объединяет танцевальные движения, которые имеют разные значения и происхождение. Определённая автобиографичность этого спектакля очевидна, так же, как и его внутренний посыл: язык может утаить что-либо или солгать, тело – никогда.

Концепцией спектакля «Вертикальная дорога» (Vertical Road, 2011) стала бешеная скорость современной жизни и попытка вырваться из неё, замедлиться и обратиться к высшим сферам. Для реализации этой идеи Акрам Хану пришлось собрать пёструю труппу исполнителей из Азии, Европы и со Среднего Востока. Представление, созданное на музыку Нитина Соуни, вдохновлено философскими традициями суфизма и поэтикой персидского поэта и философа Руми, в частности такими его строками: «Я перестал быть минералом и стал растением. Я погиб растением и поднялся животным. Я умер животным и ожил человеком. Зачем мне бояться? Разве я становился хуже, умирая? И когда я умру человеком и воспарю к благословенным ангелам, даже тогда, из ангелоподобного состояния, я продолжу свою эволюцию, чтобы стать чем-то новым, тем, чего не в состоянии постичь ни один ум». Это, своего рода, размышление о жизни как о путешествии, о неизбывном стремлении к божественной благодати. Это спектакль о соединении божества с человеком, а главная партия, исполненная Салахом Эль Броги (альтер-эго Акрама Хана), рассказывает о том, какова природа человека и каков его путь. Первоначально Акрам Хан задумывал рассказать историю про ангела, однако в процессе реализации проекта (полуторагодовых исследований и путешествий, в которых Хан познакомился с несколькими танцовщиками) идея стала более глобальной, что в последующем позволило умело использовать интернациональный состав труппы. По сути, это мультикультурное шоу преодолевает конфессионные различия танцоров и предлагает сосредоточиться на универсальной концепции просветления, которая объединяет всех, независимо от их вероисповедания.

Ещё одной масштабной работой последних лет стала для Акрама Хана хореографическая постановка, озаглавленная аббревиатурой «iTMOi» (In the Mind of Igor, 2013), которая расшифровывается фразой «В голове у Игоря». Подразумевается голова Игоря Стравинского и то, какие мысли роились в ней во время создания «Весны священной», столетие которой было отмечено в мире дюжиной фестивалей и несколькими десятками премьер новых версий балета. Как известно, музыка эта сразу подняла композитора над его современниками и даже предшественниками, оказавшись радикально новой, полиритмической, варварской, брутальной. А главное – она возвращала человека эпохи модерна, просвещенного и технологичного, к древней и мощной сакральности, которая возвращала людям первобытное ощущение экстаза. Стравинский увидел прообраз балета во сне: некая танцовщица исполняла изнурительный древний ритуал, чтобы вернуть в мир весну — и падала замертво, принося себя в жертву. Либретто было написано в тандеме с философом-мистиком и художником Николаем Рерихом, который создал декорации и костюмы для первой постановки. Хореографом спектакля стал новатор танца Вацлав Нижинский. «Весна священная» стала одной из кульминаций раннего театрального модернизма и вехой в балетном искусстве. Акрам Хан решил практически не использовать партитуру балета, сохранив лишь одну знаменитую тему в финале. Остальную музыку для постановки написали современные композиторы Бен Фрост, Нитин Соуни и Джоселин Пук. Таким образом, сюрреалистический спектакль Акрама Хана — полностью оригинальное сочинение. Это погружение в сознание Стравинского, в его сны и через них — в коллективное бессознательное, наполненное мифологическим содержанием.

К идее кросскультурных дуэтов Акрам Хан вернулся в 2014 году с постановкой «Торобака» (Torobaka, 2014), созданной вместе с именитым испанским танцором фламенко Израэлем Галваном[8], прославившимся своей инновационной хореографией и великолепной танцевальной техникой. В названии сочетается символика Испании и Индии – быка (toro) и коровы (baka) – священных животных двух культур, танцевальные традиции которых представляют оба артиста. «Катхак и фламенко — два классических танцевальных жанра, но для меня они имеют некоторые общие корни, – говорит Акрам Хан. – Оба стиля очень ритмичны и требуют большой работы ног. Вам нужно глубоко понимать и чувствовать музыку и ритм, чтобы суметь воплотить их». Вместо того, чтобы подражать друг другу, Акрам и Израэль стремились создать нечто новое, пытаясь лучше понять и изучить стилистические связи между жанрами. Torobaka – это, главным образом, исследование двух культур вглубь и вширь. Это не просто слияние фламенко и катхака, это поединок между двумя воинами, которые находят общий язык в форме танца.

В 2015 году Хан возобновил сотрудничество с Сильви Гиллем. Знаменитая парижская этуаль в свои пятьдесят решила завершить хореографическую карьеру финальным мировым турне с постановками от Рассела Малифанта, Матса Эка и, собственно, Акрам Хана. Обеспокоенный тем, что мы больше контактируем с технологиями, чем с людьми, Акрам сочинил для Сильви своего рода ритуальное действо – танец в магическом круге света вокруг кибердерева, названный Techne. Кстати, прощание со сценой Гиллем, судя по всему, повлияло и на Хана, который в последних интервью нередко говорит о том, что к 2018 году он собирается уйти в отставку в качестве сольного исполнителя: «Мне с каждым разом мне всё труднее выходить на сцену. Не физически. Морально. Чем больше я знаю о танце, тем страшнее мне становится. И чем больше я узнаю, тем больше остается неизведанным. Я боюсь сцены». За собой Акрам Хан хочет оставить функции режиссёра, участие в маленьких эпизодах и роль… главы семейства (отца двоих детей и благоверного супруга японской танцовщицы Юко Иноуэ). Вероятно, последними крупными постановками с его участием станут «Пока львы спят…» (Until the Lions, 2016) по мотивам древнеиндийского эпоса «Махабхарата» и новая версия балета «Жизель» (Giselle, 2016), в которой оригинальная музыка Адольфа Адана будет адаптирована современным композитором Беном Фростом.

notes

[1] Катхак – один из стилей индийского классического танца. Танцевальная форма катхак зародилась в Северной Индии, в Уттар-Прадеш. Первыми ее исполнителями были храмовые сказители, иллюстрировавшие мифологические эпизоды жестикуляцией и танцами. В эпоху Великих Моголов катхак, став придворным танцем, обогатился новыми элементами, в частности — сложными ритмами. В результате, катхак соединил в себе индуистские храмовые традиции и традиции мусульманского двора.

[2] Падма Шри Пратап Павар – танцор и учитель североиндийского танцевального стиля катхак. Занимаясь танцем более полувека, Пратап Павар подготовил и выпустил из своей школы более 700 танцоров. Он провёл большую работу в объединении и слиянии различных культур, смешивая катхак с фламенко, карибскими танцами, современной хореографией. 5 мая 2008 года Пратап Павар был награждён президентом Индии одной из высших гражданских государственных наград – Падма Шри.

[3] Анна Тереза Де Кеерсмакер (род. 11 июня 1960, Мехелен) — выдающаяся бельгийская (фламандская) танцовщица и хореограф, крупнейшая фигура современного танца.Дочь фермера. Начала учиться музыке (поперечная флейта), но в 10 лет, по её желанию, перешла к танцам. Училась классическому балету в Брюсселе у Лилиан Ламбер, где познакомилась с будущим хореографом, своей соратницей Мишель Анной Де Ме и её братом, будущим композитором и кинорежиссёром Тьерри Де Ме. В 1978—1980 училась в основанной Морисом Бежаром балетной школе Мудра, познакомилась с танцовщицей Фумиё Икеда, которая стала потом одной из её главных исполнительниц. По стипендии провела два года в США, где училась в Тишевской художественной школе Нью-Йоркского университета. Вошла в контакт со многими представителями нью-йоркского авангарда, особое влияние на неё своей музыкой, пониманием звука и ритма оказал Стивен Райх. В 1983 создала свою балетную компанию Rosas, по приглашению Марианны Ван Керкховен показывала спектакли в брюссельском авангардном театре Kaaitheater. В 1992—2007 её резиденцией стал Королевский оперный театр Ла Монне в Брюсселе. Компания выступала в Париже, Берлине, Нью-Йорке, показывала свои спектакли на Авиньонском фестивале. Компания тесно сотрудничала с бельгийским ансамблем современной музыки ICTUS. В 1995 Кеерсмекер создала школу современного танца PARTS. Выступает также как оперный режиссёр: в 2004 на фестивале в Экс-ан-Прованс показала в своей постановке оперу Хосокавы Hanjo. Среди её учеников — Акрам Хан, Сиди Ларби Шеркауи, Дада Масило.

[4] Нитин Соуни (род. 12 мая 1964 г., Рочестер) — один из самых востребованных современных композиторов на мировом музыкальном олимпе. Этим творческий путь талантливого британца индийского происхождения не исчерпывается. Нитин к тому же еще – успешный продюсер, актер, ди-джей, автор сценариев и писатель. Он записал с десяток студийных альбомов, несколько дюжин сборников и компиляций, саундтреки к более чем 40 фильмам и театральным постановкам. За свои достижения он был номинирован на Mercury Music Prize и стал обладателем множества премий (среди которых EMMA Award, BBC Asia Award, BBC Radio 3, UK Asian Music Awards, Muso Award и пр.). Его музыка сочетает в себе этнические мотивы (индийские, испанские, латиноамериканские) с элементами джаза, соула и электроники. Среди его музыкальных партнеров немало именитых музыкантов: Стинг, Брайан Ино, Пол Маккартни, Анушка Шанкар. В резюме Соуни есть уже несколько работ с Компанией Акрама Хана и другими театральными и танцевальными компаниями, в том числе со знаменитым Цирком дю Солей. У него есть собственная передача на канале BBC Radio 2 «Нитин Соуни вертит земной шар» («Nitin Sawhney Spins the Globe»).

[5] Аниш Капур (род. 12 марта 1954 г., Бомбей) — британско-индийский скульптор, член группы «Новая британская скульптура», лауреат Премии Тернера. Рыцарь-бакалавр, командор ордена Британской империи, член Королевской академии художеств. Произведения скульптора как правило просты, имеют изогнутые линии, монохромны и ярко окрашены. Ранние работы часто были покрыты пигментом, который покрывал работу и пол вокруг неё. Порой работы Аниша Капура имеют зеркальную поверхность, отражающую и искажающую зрителя и окружение. С конца 1990-х Капур создал ряд масштабных работ, включая Taratantara (1999), 35-метровое произведение, установленное в Baltic Flour Mills в Гейтсхеде, «Англия и Марсий» (2002), большая работа из стали и поливинила в Турбинном зале Галереи Тейт-Модерн. В 2000, одна из работ Капура «Параболические воды», состоящая из вращающейся окрашенной воды, была показана в Лондоне. В 2001 «Зеркало неба», большое зеркальное произведение, которое отражало небо и окружающее пространство, было установлено в Ноттингеме. В 2004 «Врата облаков», 110-тонная стальная скульптура, торжественно открыта в парке «Миллениум» в Чикаго. Осенью 2006, другая зеркальная скульптура, также названная «Зеркало неба», была показана в Рокфеллеровском центре в Нью-Йорке. В 2011 экспозицию «Левиафан» в парижском Grand Palais Капур посвятил китайскому художнику Ай Вэйвэю, арестованному властями Китая за правозащитную деятельность. Более того, Аниш Капур предложил в знак протеста закрыть все музеи и галереи мира на один день.

[6] Сиди Ларби Шеркауи (род. 10 марта 1976, Антверпен) — бельгийский танцовщик и хореограф. Отец — эмигрант из Марокко, мать — фламандка. Учился в медресе, при этом увлекался живописью, копировал фламандских мастеров. Танцем начал заниматься в 16 лет, выступал в варьете и на телевидении. Окончил школу современного танца PARTS, основанную в Брюсселе Анной Терезой Де Кеерсмакер; параллельно занимался хип-хопом и современным джазом. В 1995 получил первую премию за сольный танец на балетном конкурсе в Генте. Был принят в балетную компанию Алена Плателя Ballets Contemporains de la Belgique, где выступал как танцовщик и балетмейстер. В 2010 основал собственную балетную компанию Eastman.

[7] Сильви Гиллем (род. 25 февраля 1965 г., Париж) — французская прима-балерина. Сильви с детства занималась спортивной гимнастикой со своей мамой, которая готовила её в олимпийскую сборную Франции. В 1976 году, когда девочке исполнилось 11 лет, она открыла для себя мир балета и была принята в хореографический класс Клода Бесси, артистического директора Академии балета Парижской Оперы. Большое влияние на формирование Гиллем как балерины оказало сотрудничество с балетмейстерами Уильямом Форсайтом, Морисом Бежаром, Матсом Эком и Расселом Малифантом, благодаря которым карьера Сильви получила новое направление и развитие. Сильви Гиллем – универсальная балерина, в репертуаре которой партии в балетах чистой классики, а также исполнение хореографии в нео-классических постановках и балете модерн.

[8] Израэль Галван де лос Рейес — (род. в 1973 г., Севилья) – испанский танцор фламенко (байлаор) и хореограф. Он вырос в танцевальной семье: отец – Хосе Галван, мать – Евгения де лос Рейес. Он стал знаменитостью в мире фламенко, благодаря усложнённым, новаторским па, создав, по сути, авангардное фламенко, за что был удостоен множества танцевальных премий.

videos

interview & masterclass

tags
Поделиться:

Оставить сообщение