Поперёк кадра (поэтическая антология)

0
Человек с камерой. Передний. Задний. Крупный план не грустит. «Заяц бежит а сам стоит…», — это вообщем загадка. Это – конь. Это Олена такое сочинила в года три. Идёт Съёмка – такое имя. Не в паспорт. Ф. И. Без Отчества. Для цедулки – как раз же. Без прорези січень. Над рекой. Перед обрывом (плёнка). Скользкие фильмы. Нужен особый пластырь, наждачка на каблук для сцепления? Щедрые жмени кристаллов соли, посеянные на коварную поверхность? Или лучевое здоровье наизготовку: Ā означает не-А. Потом нужны опоры и поплавки. Се – видимое. То — плаванье. Всходы[1]. Война и пир. Проекции наступают[2]. Человек в камере. Руки вытянуты вдоль лежанки. Волокнами. К окну. К солнцу. К излучателям и передающим устройст _Вам. «Рука» — la main и она корень в (le manifeste) «манифесте». Не холодная. «То соберётся комом,/ То лесом изойдёт, то прошумит травой». С сердцем 4-х камерным. Или, световой сноп из раструба объектива окаменел в конус[3]. Горы зёрен. С третьего раза жатва. Чайный пакетик только чайный пакетик? Раз. Пёс поймёт. Его зрение монохромно и неуязвимо как январь за глаза. Острый снег. Горсть сигналов приёмника идёт в осадок. «Где двое связаны – третье рождается (…) Где раз и два, / Там и три. / Три – одно не живет. / Раз и три, / Два и три, / Опять не живет. (…) Разгадаете – всё вернется. / Раз для двух, / Два для раза, / Три для всех»[4].

Периферийное зрение не входит в конфликт с круговым. Колбочковые клетки и реторты выпаривают из спектральной руды камень особой породы оперения. Ловить предметы в воздухе могут только животные со сложной нервной системой, такие как чайки или поэты. У стрекозы — ткачество — тысячи стаканчиков[5], расставленных плечо к плечу на шар стола. В оба. Садятся отпечатки событий. Так она видит. Совпадая с новейшей струёй ходить с тёплой жижей в кулаке, с питьём как с факелом в протянутой вперёд. Переключая каналы. Олим_пий_ство? Заговор внемья? Или донести одноразовый сосуд к особой стене. Тёплая. Дышит. Уста касались обода. Обод сделает отпечаток среди подобных радиусов-сот (на вход\выдох). Будто бы ставили банки простуженному городу. Завязать тропку устья, концовку с началом. Камерный оркестр для избранного круга с очерченным набором инструментов споткнулся. Зрение перебрасывается из ладони в ладонь, как картофелины из походного костра. Усто – «учитель», например в Фергане.

Или лёд, бумагу воды несёт волокно течения. Стороннее смотрение на кадры реки, как на долгий состав гарантирует заплечное звание туриста. Вагоны товарные сменяются пассажирскими. Медленнее\быстрее. Не больше. Иногда «плывёт кирпич-деревянный, как стекло…». Возможно «корова, в красном драповом пальто. ну и пусть себе плывет, может первая любовь…» Много серий. Достаточно ли присмотра за бликами, обломками, целыми лодками на поверхности, сменой железнодорожного дня, ландшафтных языков? Или верхние одежды сброшены, лежат на песке, смешались. Смотрение изнутри и вдоль (со стороны покажется «поперёк») потока приносит совсем иной коленкор, ширину вопреки поясницу, другое кино уже не зрителя\соглядатая, а участника процесса и самонаблюдение!

Будет ли «авторским» тот ролик, что снят камерой привязанной к хоботу слона, спине ламантина, голове заводного цыплёнка, крылу дрона, камерой, упавшей с гелиозонда? Насколько близка к (т.н.) Действительности кино-продукция, заказная музыка, отдельно-взятых новостных агенств при всей (казалось бы) паритетности «правд» (это что, «финиш», «старт»?!) во Вселенной? Возможна ли теперь ручная жизнь и фильм, без «антропоморфного диктата», без фиксирующих устройств, без директоров и дикторов, без особой такой штуки с чёрно\белыми метками, которой хлопают во время очередного номера дубля, без крика «мотор», без студий, без остывания «Однажды» в «студёную зимнюю пору…»? Бесконечно долго можно смотреть на языки костра, течение и то как идёт съёмка. Конечный продукт тоже порой интересен. Иногда. В гостях. У сказки? Метавыбор между «фактом» и «красным словцом»? Но, ведь допустимо, когда «художественность» формы не сама по себе, а имеет импульс направленного жеста-передачи-документа (вне зависимости от степени и скорости считывания\узнавания элементов вписки), а (т.н.) «реальность» не очевидно-профанно-буквальна на пальцах и имеет кроме зубов \ручек\ножек\огуречков (всё таки) голову и сердце (которые не отдельны)? «Не человек: все отошло и ясно…»[6] Есть ли вероятность показать «отснятое» без проектора, мягких обволакивающих кресел и билетов на поп-корн, без вседоступной твоейтрубы? «Засчитываются» ли высотные «фильмы» ТАМ, канает ли то что откладывается на гибко-жестких дисках «свитков Атиши», в ретроспективах информационного поля, на единомоментных фестивалях мысле-форм? Или счастливые концы.

Или без «или»? Да. Пожалуй. И[7]. И то и это. И внутри и снаружи.


Поперёк кадра

(Анастасия Афанасьева, Андрей Сен-Сеньков, Антон Полунин, Виктор Шепелев, Гали-Дана Зингер, Гонсалу М. Тавареш, Дмитрий Голынко, Елена Георгиевская, Елена Глазова, Кирилл Новиков, Максим Бородин, Настя Денисова, Сергей Ануфриев, Сергей Тимофеев, Станислав Бельский, Олесь Барліг, Эндрю Чоут, Юрий Лейдерман)


Анастасия Афанасьева

(фильм\кинопомехи)

Вот здесь расцветает нечто,
не отвести глаз,
оно поднимается,
раздается в стороны,
оттесняет меня
к краю пейзажа.
Я стою перед ним,
громадным, разросшимся,
цветущим,
и не могу увидеть его
целиком,
только малую часть,
доступную мне
по случайности.
Я поднимаю глаза и прошу
спасти меня от красоты,
и пейзаж отвечает мне
легким дрожанием,
похожим на кинопомехи.
Проскользнув внутрь
сквозь дрожащую пленку
нахожу альков
Сворачиваюсь на полу
Внутри…
кто у кого внутри?
Внутри моего убежища
расцветает нечто,
растет,
оттесняет —
проскальзываю,
прячусь,
вновь попадаюсь
на простую уловку
времени,
движения
во времени,
кто у кого
внутри?
Выхожу,
расцветает,
проскальзываю,
красота


Андрей Сен-Сеньков

Кинотеатр, в котором идут фильмы только с длинными названиями

Диме Кузьмину,
самому внимательному зрителю в этом кинотеатре

Он только и говорил о Кино.
Геродот «История» (I.122)

Объект для эстетической бомбардировки:
фруктовый салат как источник дополнительного освещения
многоэтажки осени
L2
Мужчина:
стихотворение ложится в клинику
для проведения капризной операции
по изменению пола точки в своем конце
и, позже, с удивлением обнаруживает себя
полностью женщиной
L2
Единственный документальный фильм Хичкока:
птица, испугавшись большого скопления людей,
глотает билетики счастья,
проталкивая их изогнутой лапкой
L2
Осень: зима, весна, лето
L2
Зеленая роза с белым стеблем:
зашкалившая половинка итальянского флага
L2
Кольца:
тонкие золотые обручальные влагалища на пальцах
L2
Божественный маркиз:
субкультура остановленных предположений любви
L2
Это очень больно:
глаз, в котором две одинаковые слезы
L2
Особый музыкальный инструмент:
применяемая в исключительных случаях
дирижерская палочка для левой руки
L+
Зонт в виде ушной раковины:
непорочное зачатие прозрачных бабочек,
отскакивающих в дождь
L2
Губы в тесных туфельках молчания:
утонченная Ходынка тишины
L2
Православный бутерброд:
грех / безбожие на самом интересном месте
L4
Двухсерийное ботаническое яйцо:
мякоть изнутри медленно и сладко
распиливается созревшей персиковой косточкой-бензопилой
L2
L2
Малобюджетный носорог:
стадо из одной-единственной запятой,
которой природа не подарила радость движения
L2
Архитектурный буддизм:
стена неподвижно смотрит на противоположную стену
L2
Ресницы: кисточки для рисования
изогнутого пейзажа орального секса
L2
Короткометражное христианство:
грустное тестирование составляющих
слишком хорошо продуманного хэппи-энда
L2

Независимое чайное кино

1
Да Хун Бао: «Большой красный халат». Растёт высоко в горах У-И-Шань.
Насыщенный тёмно-оранжевый настой, густой персиковый аромат.

«История Да Хун Бао»:

фильм о том,
как девушке из глухой провинции
случайно в руки попадает
журнал Cosmopolitan

она узнаёт,
что должна быть 90/60/90

все 112 минут экранного времени
она вырезает из своего тела
жирные пещерки
западных сантиметров

2
Те Гуань Инь: «Железная Гуань Инь». Лучший чай у-лун.
Золотистый густой настой. Тяжёлый, словно железо, медовый вкус и аромат.
Даёт сладкое послевкусие.

«Рабочий день Те Гуань Инь»:

девушка работает
в маленькой оранжерее
где выращивают съедобные цветы для европейского рынка

задача девушки –
контролировать подачу воды растениям

она любит обманывать цветы
своих китайских разноцветных больных под капельницами
она всегда знает
что их проткнут
немецкие, голландские, шведские христианские смерти

3
Тайпин Хоу Коу. «Главарь из Хоукэна, уезда Тайпин». Для производства
берётся «одно копьё и два знамени», то есть два листа обнимают почку.
Первая заварка – ради аромата, вторая – ради вкуса,
третья и последующие – ради оттенков.

«Пропажа Хоу Коу»:

мальчику, заблудившемуся в горах,
добрый бог посылает шаровую молнию
мальчик не знает, как это называется,
но обязательно расскажет об этом
всем в своей деревне, когда вернётся

вдруг ребёнок понимает,
что никто ему не поверит,
что все будут смеяться и говорить «такого не бывает»

бог, как всегда, сделал только хуже

мальчик жалеет, что встретил это
(облитый бензином апельсин)
и, вытирая слёзы кулачками,
шепчет «ненавижу, ненавижу, ненавижу»

4
Инь Чжень. «Серебряные иглы из Цзюнь Шаня». Жёлтый чай.
Технология производства отличается длинным циклом обработки, включая
выдержку в замкнутом сосуде. Обладает медовым вкусом.

«Заключённый Инь Чжень»:

несправедливо обвинённый в воровстве
он попадает в тюрьму

там его ежедневно и филигранно
превращают
в пекинскую подделку
жёлтых коммунистических людей

5
Моли Цзынь Ло Сы. «Жасминовые золотые скрученные нити».
Цветочно-зелёный чай. Нежный жасминовый вкус и аромат.

«Замужество Ло Сы»:

невеста,
низко склонив голову,
вышивает свадебный платок

камера Panasonic Fullcam 800 делает всё,
чтобы девушка стала похожей
на умную собаку,
заранее зализывающую рану

6
Жень Шень Сян Пин Ван. «Владыка чаёв, дарующий бессмертие».
Прозрачный янтарный настой с сильным медовым ароматом и вкусом
и непредсказуемым послевкусием, зависящим от пола человека, заваривающего этот чай.

«Коллекция Сян Пин Вана»:

он работает в морге,
делая макияж умершим

втайне от родственников он фотографирует на Polaroid
все свои работы

коллекцию хранит в подвале дома

особенно он любит детей до года
тех, кому не позволили
досмотреть даже первую серию
серого мультфильма жизни

7
Ли Шань у-лун. «Собранный на горе Ли Шань». Высокогорный, тайваньский.
Сильный аромат горных трав.

«Жизнеописание чаньского монаха Ли Шаня»:

когда в финале умирает монах
опечаленная гора
на склоне которой он прожил полвека
начинает землетрясение

так обезумевшая гора пытается расшевелить труп

тело перекатывается со спины на живот
и больно
обратно

8
Пу Эр. «Чай из Пу Эра». Чёрный чай. Ценность его
увеличивается с возрастом. Тёмно-коричневый настой. Сильный землистый аромат.

«Крамольные мысли Пу Эра»:

в столице празднуют победу
в борьбе за право проведения летних олимпийских игр

хорошо, что все древние божества
были убиты в этой стране ещё пятьдесят лет назад
и им не нужно будет
вылезать по краям футбольного поля,
помогая китайской спортивной компартии


Антон Полунин

Чтобы так

будто тебе принадлежит
спать на спине
отсутствие тишины
именно так
двадцать семь-восемь
никто во всем белом свете
не любит тебя
или это просто ты не любишь себя
ожидаемо
никаких гонений со стороны
разве что
зубы не держатся во рту
и вода изо всех щелей

существование объяснению подлежит
ненависть — подлежит
сказуемое —
сколько стоит сантехник по нынешним временам

чтобы так жить
почти ничего не достаточно
дыры латать успевать
где там же за подкладкой находишь рубль
направляешься праздновать в продуктовый
сколько стоит священник по нынешним временам

до будущего сезона
нас полагать в единственном из миров
где прощай-береги себя

будто принадлежишь себе
и землю жрать
а ехать в пяти машинах
беспочвенно и
не так уж дорого по нынешним временам

Обратный кажется что

До станции — всего ничего.
Беги, беглец, в четыре ноги,
Платком зажав дырявый живот.
А нет — ложись, не беги.

С ветвей плоды посмей воровать.
Потом узрим, чего обронишь
На почву, где трава — не трава —
Асфальт, хотя — не то, чтоб асфальт, —
Ледник.

Одеяло встает падает
Осыпается в воду Падуя
Разлетается скорлупа
Одеяло делает па

В Италии — тепло до поры
На площади — фонтан или что
Лежи ночевать пока продтовар
Закрыт

От винта никуда денешься
Запоздали к жене денежки
Растащили моих детушек
Обрядили меня льдеть

Вперед куда. В разломленный пласт.
Асбест а что. Еще антрацит.
По проволоке в четыре крыла
До станции
До константы которая
Мыслится как
Цикл.

Жоржини

Огнь, огонь, огень
Огень, огонь, огнь
Перебувати при смерті
Перебивати ялиною
шпитальний дух

Окрім
Солоних вітрів
Вересневих димів
Воронявих лисиць
Гін
Тупотливі лови

На хвойній постілі
При слабім вогні
При черемхах жодних
Чорної біржі
Лискучих авт
Коньяку і шкіри

Тут різнонаправленість
Тексту і під-
Тексту
Бо прокидатись не раніше другої
Смажити м’ясо на відкритім вогні
Споживати горівку
Свіжувати лисиць
Бо

В тебе чудова шкіра
Над нею змикаються надвечір’я
Чарівні присмерки

За нами — Закаспій
Ми — їдемо автостопом
Жуємо даблмінт
Лежимо на ялинОвім одрі
Я лежу на ялинОвім одрі

Жоржини
Теперішнє місто інше
Тут шикуєш по четверо
Не своїх
Нефігуральних дітей
Лягати під панцирники
Дихати газ

Огнь огонь огень
Огень огонь огнь
Переходиш убрід річку Шкло
Поблизу державного кордону
Де тебе натурально в’яжуть
В’яжуть і б’ють
Між тим згадуєш як рівно
Мов олівці
Лежали небіжчики
Під стіною вечірньої школи

Жоржини між нами
І пахне димом
Постійним торжеством
І ти поперед колони
З перебинтованою рукою
Іти на вірну погибель
На вовки і болота
Жінки і діти
Вогні терезів і овенів
Запах ялини
Жахіття міст


Виктор Шепелев

Барабашова (зомби-апокалипсис начнётся на вещевом рынке)

Зомби-апокалипсис начнётся на рынке,
на самом большом вещевом рынке города,
на рынке, отъевшем кусок города из серёдки,
на рынке, который сам уже похож на зомби.

ходи медленно, солнце моё
ходи по городу медленно, не то забредёшь на рынок
аллилуйя, аллилуйя
обязательно потеряешься на вещевом рынке

Зомби-апокалипсис начнётся каким-то вьетнамцем,
вьетнамцем, которого после никто не вспомнит,
вьетнамцем, неотличимым от других таких же
(только какой-то мрачный, очень бледный, глаза закатились, пальцы скрючены, челюсть отвисла, речь нечленораздельна даже для других вьетамцев, и ходит так: шарк-шарк, шарк-шарк, ну ты понимаешь).

ты всё понимаешь, солнце моё
ты знаешь, какими бывают мёртвые вьетнамцы
аллилуйя, аллилуйя
держись подальше от мёртвых вьетнамцев

Однажды укушенные, покупатели этого вьетнамца,
и его соседи, вьетнамцы из левого и правого контейнеров,
и случайные прохожие, и бабка, которая налила ему кофе,
пойдут в разные стороны, шаркая и кусаясь.

мёртвое не размножается, солнце моё
мёртвое просто приходит и делает тебя собой
аллилуйя, аллилуйя
оно непременно сделает тебя мёртвым

И так они побредут в разные стороны,
мёртвые зомби с острыми зубами, вечно голодные,
к концу первого часа не останется живых во вьетнамском секторе,
к концу второго на всём огромном рынке, который не обойти и за день.

это прогрессия, солнце моё
это безжалостная математика, царица наук
аллилуйя, аллилуйя
математика и зомби захватят твой город

Их не остановит милиция, а после армия,
ты видела нашу милицию и нашу армию?
Зомби наша милиция и наша армия,
зомби доблестные работники ГАИ и продавцы мобильных телефонов,
зомби расклейщики объявлений и программисты 1с,
зомби водители иномарок и прочих автомобилей,
зомби водители маршруток и работники пунктов обмена валют,
зомби кассиры супермаркетов, их охранники, мерчендайзеры и супервайзеры,
зомби воспитатели детских садов и преподаватели ВУЗов.

Но кто-то наверняка сумеет убежать.

ведь зомби не бегают, солнце моё
мёртвое быстрым не бывает, сказано в Писании
аллилуйя, аллилуйя
мёртвое никогда не бывает быстрым

Строители и дорожные рабочие — вот кто их остановит,
в пластмассовых касках и грязных штанах, некоторые в оранжевых жилетах,
строители берут не числом, но техникой,
в том числе — тяжёлой гусеничной техникой,
бульдозерами, экскаваторами и бетономешалками,
автокранами, снегоуборочными машинами и колёсными погрузчиками.

дорожный рабочий не торопится, солнце моё
дорожному рабочему просто незачем торопиться,
у него нет переключателя передач
аллилуйя, аллилуйя
асфальтовый каток мелет медленно, но верно.

(1.11)

Нет пути-кино

Говорят, есть страна, по которой проложены автострады:
ночь в мотеле, кофе в старбаксе, идеально ровный асфальт впереди.
Но есть и другая, в которой чужие, осевшие намертво хаттифнаты
в нерентабельном кинотеатре крутят кино «Нет пути».

NO WAY MOVIE! NO WAY MOVIE!
Нет пути, никакого пути.

Там, где однажды намертво увяз
их внедорожник,
вне всяких дорог,
in the real middle of nowhere,
у самому серці пустелі,
хаттифнаты круглосуточно демонстрируют
полную противоположность всем
роуд-муви сразу.

NO WAY MOVIE! NO WAY MOVIE!
Нет пути, блядь, никакого пути.

Это просто кино про то, что уже никто никуда не идёт,
хаттифнаты сами снимают кино про то, что уже никто никуда не идёт,
где-то трасса несётся под Гэри Олдманом, а где-то — наоборот:
только время идёт,
дети растут,
город растёт,
но никто
никуда
не едет
и не идёт.

NO WAY MOVIE! NO WAY MOVIE!
Всё, приехали, солнце моё, никакого пути.

Там, где однажды намертво увяз
их внедорожник,
они снимают кино о том, что происходит
вне всяких дорог,
их к восьмому примут в комсомол,
их кинотеатр назовут «1-й комсомольский»,
а потом заколотят, закроют
за нерентабельностью.

NO WAY MOVIE! NO WAY MOVIE!
И никак блядь пиздец никакого пути.

(15.11)


Гали-Дана Зингер

завещания, орфеи

она регулярно тратила получаемые дома 16 копеек на отмену приговора
за неоднократные похищения своего первого встречного
булочка с маком булочка с глазурью

первый встречный-поперечный
пёр под мышкою кулёк:
перво-наперво коричный
съем горячий кренделёк

а потом — суп с котом,
а затем — тебя я съем,
ну а после
   – сосле-
пу
съем себя я
пу-
       га-
              я
держи вора, сударик! – улица смаковала ситуацию, – ударь вора!
ворона ручного! воробья заречного!
а я маялась дурью.


но я не было?
была коллекция минералов с ляпис-лазурью
с розовым кварцем и другими обличьями кремнезёма
были пуговицы разнообразных форм и расцветок
шёл процесс кристаллизации многочисленных зальцбургских веток
шла осень
шла зима
шла весна
было даже лето, каникулы.


а вы могли бы вам во сне?
а она пока всё та же, что мне приснилась:
поднялась, держась за день,
и снова на дне.
проснулась и не мигая
позволяю себе её зрительно:
она говорит по сторонам.
она всячески меня осиявает.
осеняет
догадками:
я не является.
все вокруг посмотрели,
а шагов и не будет.
свободные от ужаса руки взяла и рядом положила. лишние.
ещё можно вывести за руку, выводя вместо «це» – «ка»,
в руке – вместо «в руце».
рука. навести на резкость.
доктор сказал резать резать
результатом чего и резиновых перчаток
стало зеркало нескольких лиц и другие гулкости:

сумерки с их телеграммами
зпт зпт тчк зерцало
непочатый запас пыли, пылкости
знаете как в ртутное озерцо
погружаются руки и вот вы уже тут
как будто вас созерцало время
тремя отверстиями
созерцало, созерцало
а четвёртым – глагол совершенного вида –
наконец съозерцало


мы без остатка в зеркале
так и умрёшь неучем
в ортогональных и прочих проекциях
не из моей гортани доносится ко мне счёт:
тьма и тьма и тьма тем
не посчитаешь на пальцах
а говорить, в общем, не о чем


он привёл её, а я говорила другой о той, что была в роли смерти
(смертью смерть минус во-семью съемь не равно: не сметь)
— вариант: о том, что была в роли смерти —
тройная измена

прежде тройным бывал одеколон или сальто
одеколон ещё шипром
а сальто – мортале

мир раскачивался на крючке безмена
а если Бухгалтер проверит:
в круговерти не выйдет сальдо: ни сольдо, ни скальда
только небо одно
золотая смальта
кобальтовая смальта


первый встречный-поперечный
рёк да так и не изрёк:
перво-наперво заречный
съем с горчицей рагнарёк

а потом — суп с коктом,
а затем — себя я съем,
ну а после
     – не бледней-
съем я
ки-
     ка-
           пу
в последний раз

съёмки.
иностранные слова Господа не последовали за хлебом
быть не последовали за хлебом!
ветер в словах
ветер в деле уничтожения и ошибок
скверного произношения неловких улыбок:
лбом упираться в ветер
— любой и каждый –
нелепо
направо пойдёшь, налево
всюду буханки, горбушки: скалы, глыбы и склепы
сольцой присыпаны щедро
смазаны смальцем
солнца

никто не уйдёт голодным

а ночью

ночью ночь по праву
полёвки
хвостиком махнула
светило упало и разбилось
на много ненужных слов
как то: соловьиные звёзды
туберозы нездешнее воздыханье
львиные и маленькие иды
загвазданные подворотни
мокрицы белые звездчатки
туберкулёзная надсада
небесного зоосада


долго так преувеличивать!
заключённые даром время не пишут.
речь там это называется.
русалки от этого проистекают,
раки, крячки.

свойство: случайный.
cпутник, скорее всего.
предлагает свои услуги:
заглянуть к себе — глаз не видно.
прячу.

под титлом «бессмертный смертный» (с английского)
дождь часов проник под привокзальное стекло
на карачках.
приник.

всё – это всегда лишь предисловие к той же
многократно пересказанной и чужой.
— зачем мне всегда? — отвечаю.
— тебе бы только перечить!
возьми хоть пряник.


съёмки.
будто прямиком вышла из равновесия
не успев извлечь зеркалом бóльшую часть своей жизни
так она и осталась в заплечьи

——————-
и не живущих
уже не живущих
уже никогда не увижу
но известны ли нам ещё живым
уже живые?

ты же не видишь, не щурься
не умеешь, так еще и умер!
так каждому скажут:
и тем, кто вытянет выю.
и тем, кто вообще без шеи.
уж там-то всё честно
— я в курсе —
как в мастерской белошвеек
как в провизорской
или как в цирке.

главное
слепнуть зорко
— будто рассматривая карту —
и втыкать флажки на булавках
в созвездие Ursa.
а большая или малая неважно.
главное
не бояться мертвых:

первый встречный-поперечный
— обречённым не в упрёк —
пусть он будет безупречным
(и какой в упрёках прок)

а потом – кур во щи
— бледность не порок —
восковые овощи
дуло, задувало и курок.


дайте только выразить робкую надежду:
острая физическая и почему —
вот, что удержит нас здесь.
разморённых.

горячо или столицы
стоглазый август
прячет
largo cantabile сотового в куст розмарина.

пчелиная черва
ларвы.
больно или слабость
сточит рыхлый мучнистый камень
кинь-в-неё-первым.

холодно не будет.
но отчего не найти
то, что сама закопала:

это кино
— что так давно я никогда —
значилось золотом на солнце
с надписью «ТЕПЛЕЕ».

2005 – 4.XI.2007


Гонсалу М. Тавареш

Скорость

Одной жизни не хватит
чтобы двое людей
встретились два раза.

Иегуда Амихай

	Дни несутся вперед, и сердце похоже.
             	Смеркает, светает. Смеркает.
             	Есть звуки, благодаря которым привыкаем к жизни.
            	Не называем их тишиной, вместе с тем обращаемся к себе:
                         - Что нового? Чего ты испугался?
             Никогда дважды тоже самое тело.
           		   Никогда дважды два тела.
	Дни несутся вперед, а сердце порой
                    	            даже быстрее.

Тучи

Для птиц, как общности,
убийство птицы большее преступление
чем убийство человека, даже ребёнка.
Самого этого факта достаточно, чтобы немедленно распорядиться
о полной экстерминации птиц.
Всё что летает, но не самолёт
получит индивидуальную и дефинитивную
пулю в лоб.
Если речь идёт о тучах, менее раздражающее,
надлежит пощадить.

Новость

Ведь техника слишком заметно вторглась в жизнь;

не оставила за собой света белого.
Учёные исследующие начала всего сущего
используют инструменты
которых вначале не было. Кого
хотят обмануть?
Издалека напоминают звезданутых
опутанных мутными терминами и странной спешкой.
Единственным предложением
объясняют две тысячи лет.
Начинает лить.
В городе по-разному: один мужчина путешествует сидя,
записывая.
Четверо мужчин играет в карты;
полная глубины и культуры женщина опорожняет пузырь
вина, одинока ибо.
А краткое перемирие позволяет в конце концов
………длинный поцелуй.
Влюбленная пара беседует о Данте,
когда с другой стороны взрывается бомба.

Стол

У стола есть определенное свойство: не позволяет вещам падать.
Не вмешивается в жизнь: стол принимает, поддерживает.
Не осуждает, не поучает с высот.
Принимает,
поддерживает,
не позволяет упасть.
На нем ясные вещи, остаются ясными и не (ранимы) падают.
Темные остаются темными и не (падшие) падают.

Солнце

В детстве солнце было самым высоким приятелем
Кто первым появлялся на площадке, где покрывал недвижимо
Сетку и траву, когда они разогревались.
Как будто солнце служило действительно кухонной утварью,
Улучшенной, предревней, но все-таки утварью; материей
Которую мальчишки хватали в пальцы и
Мощь что вдоволь могли регулировать.
Например, когда солнце разило,
Пальцы заслоняли глаза. В другой раз
Тело было как естественный, инстинктивный
Вывод жара, что лился сверху:
Принимали солнце, так как точка принимает
Предложение. Солнце светило сильнее, когда мне было шесть лет
(кто давал ему эту силу?), или со временем — утомленный —
Перестал обращать внимание?

Руки

Как жить? Единственный серьёзный вопрос.
Старец с поломанной правой рукой
левой листает газету.
Думаю: так было бы легче.
             Тело, которое решает за нас.
Рассматриваю себя. Две нетронутые руки.
             Что делать?

Одна пуля, ни одного слушателя

         Прекрасна композиция солнца
над битвой. Посмотри: когда оружие 
покончит с роскошью жизни и энергии
         вторгаясь, посредством пули
в эту гастрономию что прерываема работой
         и любовью, по сути в естество,
человек, борец в которого попали, ещё старается
как простой специалист
прочесть стих
или хотя бы произнести последнее слово.
         И собственно  его произносит, но мы ничего не слышим.

(перевод с португальского: Серго Муштатов)


Дмитрий Голынко

Предложение в силе

1
предложение в силе набирает
еще большую силу, севший аккумулятор
заряжается со скрипом, иголка
занята поиском в сене
истины, действенный отпор
подкреплен афористичным
пожеланьем добра, слюнявая губа
утыкается в отвороты
складки, прежде проглаженной туалетной
бумагой, комбинированные съемки
позволяют вниманье отвлечь от объекта

2

предложение в силе остается
до определенного момента, но определенный
момент сам себе не хозяин, не господин
плеяде аффирмативных моментов
благополучья или невзгоды
обрушившейся нежданно, так девиантный киборг
прикинулся трудовой
женщиной средних лет, оглаживает
головку опавшего члена
сосредоточенно подпевая
в такт утоленному тщеславью

3
предложение в силе калибровано
по высшему разряду, вылупился из желтушной
скорлупы такого размера
цыпленок, что вроде бы заплакать
надо, но остается константой
количество слез, положенных
выплакать при жизни, и взгляд на мизер
завоеванного прошибает
не слезину, а толщу нежелательных
атавизмов, вроде сучка в глазу
недоступной сучки, улегшейся под другого

4

предложение в силе, пока докладная
на столе пылится, пока из дробовика
не пуляют, пока золотодобытчик
промывает один песок, пока за двоих
гарантирован больший дискаунт, чем за
одного, пока пуховик
сидит на перестраховщике
в обтяжку, пока полиграфия
занятая фальцовкой, терпит катастрофичные
убытки, одно покедово
выкатывает губа, закусив бычок

5
предложение в силе перетянуть канат
в сторону слабого аргумента
выдвинутого против тысчонки
сильных, с жертвами лохотрона
проведено собеседование
с острасткой, в девичестве засиделась
страхолюдина, вроде бы
и не клуша, а не берут, пятачок
глобализацией обойденный
второпях притягивает толпы
туристов, базарящих капусту

6
предложение в силе погонялово
само себе выбирает, селится в метрополии
или в провинции в зависимости
от социального положения, жалко птенчика
в руках красавицы, пододеяльник
от наволочки отличается
количеством семени, взбрызганного
на хлопок, лекция краеведа
подвигает особенно любознательных
на поездку к особо не интересным
достопримечательностям в плохой сохранности

7
предложение в силе зарыться
в подмышку и ойкнуть, дает стрекача
при виде опасности, подошедшей
на расстоянье вытянутой
ноги, снизошедшее откровенье
порет невиданную ахинею
о пассионарности, о спазматичных
радости жизни, об окрике приказном
а ну-ка дыхни, человек партикулярный
залупается, публичный отмалчивается
в тряпочку, полоска гигенична

8
предложение в силе гибрид
предложенья руки и предложенья
заняться, катализатор важной
составляющей цикла это желанье
выложиться во всю, подрастающее
поколенье показывает клыки
натужно, выпущенный под расписку
о невыезде крупногабаритную вещь
выносит из дома, под наблюденьем
находящегося, от смены климата
кровообращенье усиливается

2004

Примененное вовремя

1
примененное вовремя средство
отлично от примененного не тогда
когда нужно довольно многим
цветом, запахом, вкусом
действием, оголенные ноги
молоденькой вызывают еще те
эмоции, отметелили королевну
огнедышащий зверь не торопясь
нечестивца в ад увлекает
торопиться не возбраняется, но ближе
к цели, чем на ширину взгляда
не подойти, озолотили
доносчика, данный пендель
отскакивает от неданного, слово
веское за начальником, не к тому
берегу прибилась княжна
пущенная по волнам

2
примененные вовремя чудеса
подают надежду на близость
еще чего-нибудь чудненького
набравшись вусмерть, подзаборная
пьянь прислоняется к изгороди
та валится, впиваются колючки
неожиданное происшествие
испоганило все происшедшее до
этого, поделом досталось
одернутый вовремя не успевает
задрать нос без видимой причины
и дурных последствий, поруганный
идеал знаменуется выщербленной
серединкой, отколупленным краешком
сгнившей опорой, панически
опасаются внеочередного чуда
приспущенного сверху

3
примененные вовремя действия
оставляет чистую совесть
не запятнанной, ни крапинки не закралось
арестант получит лет пять, от
силы, вовремя выпитый валидол
предотвращает сердечный приступ
негодница отдалась иксу
потом игреку, переспала со всеми
кто не против, пороть надо больше
административное порицанье
достигает желаемого результата
уличенная полюбовница дерзит
не скажу, партизанит, кто это был
сам разведаешь, если совсем припрет
осипла сладкоголосая сирена
перегрелась, окликая призывно
пущенное на самотек

4
примененный вовремя запретный
прием кулачного боя
обнаруживает волю к победе, к хрусту
зазевавшейся челюсти, к сгибу
в локте, месячишко выдался
напряженный, пружинистая
походка доминатриксы
полной, прыщавой, с обвислой грудью
заставляет жаждущего подчиниться
вспомнить об уготованном наслаждении
причиняемой болью, сосредоточась
на нервозной благости, исходящей
от семихвостки, скатанная гимнастерка
провоняла куревом, грозовое
предупрежденье застало врасплох
инструктора турпохода, побита
градом пашня запущенная

5
примененный вовремя защитный
крем для загара спасает кожу
от нежелательного, к счастью пляжниц
солнце палит в первую половину
затем облака находят, подмывка
в душевой затяжная, обмундированье
полное на аквалангисте
нырнувшем в иссиня-черную пучину
за морскими гадами, засиделись
в столовке спецраспределителя
за ужином, звенит мелочевка
в кармане наперсточника, на
перекладине в спортзале гимнастка
такое вытворила, самокрутка
смолит, на освоенном побережье
за лето здорово подскочили
отпущенные цены

2003


Елена Георгиевская

Человек и его стекло

1.

Большую часть своего времени человек ни о чём не думает.
В подвале его прорастают новые морозные сорта людей, точно ростки у картофеля, точно узоры снега вместо чёрной плесени на стене, у этих людей быстрая пустота в головах.
Её слышно сквозь плеер с depressive black – и depressive red, твой старославянский. А не твои – новые сорта людей, я хотел стать одним из них, а то эти русские как манихейцы: видят А и В, а есть А1, А2, А 2.34, В1, -1В. Если множество невозможно и двоичность нелепа

От поля отъехала массовая атака, задвинулась ящиком тьмы, и теперь повсеместно ни одного языка.

2.

Линия.
Я не понимаю, как она оборачивается вокруг той стороны.
— Как язык. Старославянский язык. Он извивается, будто угорь на сковородке, на скороговорке.
Сохранённый как пустое. Раньше все книги были телесны, теперь телесная книга – это ты, ей не пригодны такие слова.
Учить – всё равно что вживлять под кожу осколок глиняного кувшина, решаю не тратить ещё два часа, не умею заучивать, только вживлять. Почему этот язык не родился заново – легковспоминаемым (легковоспламеняемым) английским

3.

Не может быть воздух мертвее нас, но он отслаивается от окружающего, сохранённого как пустое, оставляя чёрные проёмы. Приходят немедленные враги.
Переносная гильотина голосов, улицы, полные сов.
Каждый смотрит на волю через стекло, и назначенные не нами странно смотрят со своей пустой улицы, когда человек и его стекло – немедленные враги.
Совы не ловят мух, которые будто миллион слов, от которых умираешь Сартр или ты, а иначе ты не поймёшь: бывает воля, а света нет, а свет – дребезжащий лёд.
Гляди(т) как чёрное (.) ломит виски. Туда где нет языка ушли похоронные светляки
Человек и его стекло

2013


Елена Глазова

***

начиналось так —
он вышел из дому
они встретились и пошли…
что дальше было — забыл
и было ли это важно

важно как звук выхлопной трубы
пропеллера треск металла
что было важным в этой истории
пневматический свист?
протянутая рука?
ингалятор для астматика?

а может свет пошел в тот день
слева направо
светало наоборот
с закатом они проснулись
испуганное молчание птиц
но было ли это важно

как потереть дощечкой дощечку
белую о красную
проверить появится ли
крашеный огонь

***

жизнь и ее копия
чужая жизнь ксерокопия
чужая марля и бинт
кровь и корпия
копия корпия
боль и копия
может ли это болеть
корпия копия
откопируй этот порез
копия крови кровь

погладь откопированную руку
через какое время
покажется что она твоя

как шизофреник не видит
разницы между собой и чашкой
ты взял чашку
ты его выпил

***

«добро пожаловат» с немецким акцентом
а есть за чем угнаться
на заминированном берегу
добрая шутка садиста
почему ускользает
прозрачный телевизор
залит водой
получается аквариум
через него просвечивает
сборище знакомцев
на некотором отдалении
они держат бокалы
ведут непринужденную беседу
это наверное галерея
вероятно вернисаж
телевизор односторонний
они не видят наблюдающего
слышен гул их разговора
белые стены рикошетят
аквариум светится
приглашает вычерпать помехи
холодная зеленоватая жидкость
запустить руку
загрести воду
ничего не достать
опять запустить руку
загрести воду
ничего не достать
запустить руку
загрести воду
ничего не достать
продолжать движения рукой
пока что-то не зацепится (…)
«радость труда» в хаосе

***

преодолеть барьер
разогнаться и преодолеть
гематоэнцефалический барьер
головного мозга
если взять разгон точный
прескочить и тогда начинается
преодолеть барьер зрительный
слуховой
тактильный
вкусовой
обонятельный
тогда вдруг внезапно складывается
«гигиена и дисциплина»
без разгона и торможения нейромедиаторов
также без седативных эффектов
«структура и представление»
преодолеть барьер дезориентации
мышечной памяти
вестибулярной атаксии
сквозной перистальтики
если начнется правильно
и не затормаживается
продольное или поперечное волокно
производной динамики
процесс производства
внутривенно
перорально
и другими доступными методами
через барьер
зачнется ткань
если повезет
и будет живородить
начиная с создания хаоса
как предпосылки
к формированию
(…)
диктатор сидя в углу
на треснувшем стуле
у коричневой шторы
колени под подбородок подогнув
«оххо» говорит
«старайся»
«арбайт махт фрай»
или что-то еще в таком роде
выходя из комнаты
запирая дверь на ключ

поперек кадра

in vivo
…в неопознанном
масонском храме
заброшенном
в темноте
в инфракрасном режиме
видение
пульсирует —
трансвеститы в адиках
с накладными ресницами
в розовом леопардовом белье
в пестрых линзах
с накладными волосами на груди
мерцают кислотными радужками
вспышки стробов
виляют бедрами
а это настоящие девушки
с накладными ногтями
в спортивных костюмах
с ними парень в маске бин ладена
одетый в британский флаг
транс колет бревно в центре комнаты
пальмы палатки диваны
они хотят развести костер
бин ладен мочится на осколки дров
камера с нескольки сторон
древесина мокнет
греются от мокрой древесины
стыковка
поверх кадра
прилетают 3-Д собачки
обитые обшивкой для диванов
<диван на котором ты сейчас сидишь>
в цветочек
три собачки виснут поперек кадра
и одна обитая как диван кошка
собачки левитируют
поворачиваются задом
собачка поднимает хвост
разбухающий анус
анус собачки на весь экран
пульсирует
диваны
поверх собачки и кошки
тушь и тени парней
их косметика
в масонском храме
в полночь
фальшивые букли
и фальшивый фальцет
пульсация
пульсирует
осквернение
или озарение
поперек кадра
<представь себя поперек кадра>
в заброшенном масонском
букли
тушь
сбор
выправка
сбор
трансы маршируют
собачки левитируют
бин ладен мочится на дрова
транс щекочет париком его член
розовый парик
маршируют
анус собачки набухает
диваны тушь пальмы
<некоторое время представляет себя поперек кадра>
собачки и кошка
медленно пролетают
бин ладен продолжает мочиться на дрова


Кирилл Новиков

точка

объём отсутствия

вездесущий висячий лифт

определяющей меры
мигание мимолётное
неуловимое
безусловное

растворение
координат

совпадение
всего

сквозь слои
улыбающиеся унарному
прямая

по ней
подходящая ко сну
точка

скользит

тепло

и всё тёплое
дым тёплый
узелками на ветру
через ущелье
остывает воздух
по следам
смыкается
тёплая вода во фляге
остатки
козьей ножки
тёплый дым

океан солнца

…если ада не существует, я крайне не хотел бы там оказаться.
А. Кочарян

не говорить никогда
это косвенное всегда
это бесконечное во все стороны
это невидимое из-за глаза́
это неосязаемое из-за ру́ки
эта смертельная тёмная глубина
из которой свет
эта пустая бездна
вместившая всё
это точка
единая и неделимая
кроме которой
отсутствие ничего
вне

младенец воды

камень у кромки

стоишь на

волнами
осознавая себя то чайкой
обезумевшей
не понимающей в буре
летит или плывет

то нырнувшей за шиворот снежинкой
там и растаявшей
растворившейся
и разбавившей пот на спине рыбака
пресной капелькой

море не даст
ощутить собой
пока сети

не растворит тебя соль
пока берег

пока ты и отцы и деды
пока ты и жена и дети
пока ты и море и берег
пока ты и ты
пока и

долго
тебе
ещё
прежде
чем
стать

щедростью воды
бременем возрождения

младенцем
открывшим глаза
под водой

калейдоскоп

настроение менялось
многократно
с большой частотой

отношение к вещам
как мозаика в калейдоскопе —
разноцветные кусочки битого стекла
складывались в фигуры
и наделялись смыслом
сами по себе не излучали
небо
траву
смерть
алкоголиков

каждый кусочек лишь крал
свою часть из спектра
и глазу не хватало света

мир
за цветными фигурами
там
за маленьким мутным стёклышком
там
за паутинками
висящими недвижимо в пустоте
какой он?


Максим Бородин

***

и небо
китайской велосипедисткой
падает на мостовую
выругавшись
непонятно
и одновременно понятно
всем
я думал о том
что право сильного
или слабого
не более чем иллюзия
мы продолжаем искать символы
в небе
на земле
в информационном пространстве
цифры
даты
разницы в датах
власть от Бога
или Бог от власти
или не существует ни того
ни другого
ни третьего
когда императорский дворец захватили поэты
все китайские велосипедисты поняли
что наступил день
когда надо остановиться
ибо мир сильного
не более чем
попытка слабого
затормозить у края Вселенной

***

у Амели Матисс сегодня много работы
боты
безумие
боты
безумие
безумие
готты
солнце лежит на холсте белой медузой
узы любви засыпают внутри темноты
доза снотворного оказывается счастливой
словно может быть не счастливой
ива и мед
ивовый
так и складывается жизнь
Амели Мантисс и её Анри
даже не знаю
кого выбрать
отбраковать по жизни
нить тонкая у кромки снежного берега
береги её Анри
Рифеншталь
Пиросмани
Шар
ничего общего
только жар её тела
обнимающего его
голод не тётка
а мать
любви

***

космос затягивает
как затягивает алкоголь
как затягивает любовь
чаще всего
Его
гетто величиной с мир
даже если всё повторяется
ничего не повторится
ты думаешь
что ожидание что-то решит
согрешить
согреться
растеряться
тебе придется долго ждать
погружаясь в басовые рифы
медленные
словно мосты через зимние реки
космос что-то из области химиотерапии
в тебя накачивают наркотики
а ты видишь только свет
и слышишь только
Её голос
бестолковая затея жить в себе
нарушая запреты
повторения
неповторяемого
словно разговариваешь с собой
не слыша себя

***

обсуждая некоторые проблемы
например
верховенство права
или правила поведения на воде
приводишь примеры
из жизни человека
знакомого или нет
главное вера
как и всякая реальность
вот так у человека закончились сигареты
лето закончилось
утро начинается
утро похожее на французское кино начало века
хотя и французское кино
бывает черно-белым
не смотря на изобретения цвета
звука и еще тысячи мелочей
ты ничей
если в темноте ты не видишь глаз другого человека
так и лето всего лишь изобретение
не более и не менее
человек вышел на улицу из железных дверей подъезда
подставляя лицо
ветру
ожидающему его в арке длинного дома
здания кроме всего прочего стоящего у реки
словно человек или два человека
время в начале века
проходишь по гулкому коридору
и думаешь
верить или нет
человек думает иначе
не сопротивляясь ветру и остальным мелочам
стоит
курит
смотрит на окна
в которых живет по ночам
целыми днями живет человек
у человека закончились сигареты
закончилась темнота
даже если лето закончилось
начинается что-то новое
словно французское кино
еще не озвученное человеком
человека ждет человек
и не важно
что сказано
важно кому сказано
вы пишите стихи
улыбается
самый любимый человек
каждый выбирает сам
на кого смотреть
утром


Настя Денисова

*

1
я смотрю как он спит
по скайпу
я смотрю как он спит
в вене? я забыла где

2
а вчера в варшаве
он не спал
в номере было жарко
простынь такая же как сейчас
сегодня ещё плед
серый в белую полоску
насколько точна цветопередача?
задержка во времени
две секунды

3
лицо
и грудь
а сегодня ещё плед
холодно
всё состоит из квадратиков
как редкий фильм переписанный с вэхаэс на вэхаэс с вэхаэс на вэхаэс
а потом на дивиди
чтоб посмотреть в ноутбуке
плохая копия хорошего кино

4
когда мне принесли проектор
я повесила белую простыню на окно
прямо поверх штор
обычную простыню из икеи
такие есть в любом городе
где есть икея и в маленьких городах
откуда ездят в икею по выходным
я придумала посмотреть первым
самый любимый фильм
во всё окно
но пришлось остановить на начальных титрах
изображение никуда не годилось
раскладывалось на пикселы
посмотрела забриски пойнт
единственный лицензионный диск
что нашла на двадцати метрах своей комнаты

5
я думаю о том что твой макинтош бережёт батарею
и сам ли ты настроил его так
или это по умолчанию полчаса
вот он немного потух и
когда ты перевернулся на спину
мне уже не видно
закрыты твои глаза
или ты проснулся
и просто лежишь

6
я здесь ставлю тебе музыку
все свои любимые тихие композиции
а если я усну айтюнс сделает это за меня
я не усну

7
мне никак не удаётся ухватить словами
ощущение которое я испытываю сейчас
здесь
под утро
дома
когда смотрю на тебя
далеко
с задержкой в две секунды
и этот интимный жест
уснуть когда на тебя смотрят
кажется такой насмешкой
не потому что не положить голову на грудь

8
комнаты напичканы вай-фаем
и белыми простынями
самое красивое письмо которое я читала
твой список видов из окон отелей

9
сегодня очень хорошая связь
ни одного разрыва
если бы не эта задержка две секунды
глобализация
электроника
иллюзия

*

и представляет схему в голове
и проживает

я понял
это одиночество
и его приметы

раньше зачёркивал
чаще слева направо

девушка удаляющаяся по переулку
черновики вместо перцового баллончика крав-маги
как говорить
сразу хочется всё

состояние
вынуть из глаз стеклянные шарики
и потерять
и запутаться
и найти

события меняются местами
от скуки
от духоты
одиночество
раз-раз

который час
ау

что-то что
ожидалось
слева направо

овощи
фрукты
орехи
семена
травы
водоросли
побеги
пряности
любовь
далай-лама

для того чтоб купить и продать
включают музыку фоном
называют голубое ментоловым

для того чтоб рожать
арендуют надувные детские бассейны
ложатся в них
в самой большой комнате
их мужья снимают на видео
как они кричат

марина абрамович говорит
меня похоронят в трёх гробах
в трёх частях света
я вижу три платья мертвеца
шесть туфель мертвеца

*

1
когда третий глаз
ничего не держишь в уме

алёна вернула чёрный костюм русалки
полным песка
как если купальник
но мы не близки

2
меня нет в её новой любимой социальной сети

я чувствую по ней тоску

серафима сима симона
говорит ты ведь делаешь вид что у тебя паранойя
у тебя же не может быть паранойи сейчас
светлый вечер
впереди алмаз топаз хризолит

нет

нет
нужно выйти на улицу
пойти
чёрный лебедь
впереди

когда как в театре и кино

света забыла какое-то слово
и пропускает слово

<сначала женщина в красном стала покупать только белые вещи а потом умерла красный белый мерцание>

давай всё позже

и говорит другое слово

слон конь жираф носорог и горилла вегетарианцы
вдалеке
света в любой ладони
в любом зрачке

*

что бы не происходило сохраняйте состояние покоя
весь
теперь назовите пять своих тайных личностей
тот кто общается
тот кто ведёт здоровый образ жизни
тот кто развивает новые умственные навыки
тот кто спит по ночам
по умолчанию женщины
та у которой есть миссия

вдох
ещё полсекунды
тут же исчезает из памяти
невидимые глаза

здесь я
там океан
и не записано

мария попросит разбудить её
когда мы найдём дельфинов
и уснёт под спасательным жилетом

когда мы встретим стаю дельфинов
их сто или больше
у нас в руках фотоаппараты
и я чуть не забываю смотреть не в объектив
а целиком

даже муж марии не сразу вспомнит про неё
они плывут
сейчас

сейчас


Сергей Ануфриев

ЧЕ — РЭП.

Перечень старых перечниц
Опровергает гордые речи
старые страницы падают ниц
и замолкают надменные речи

Вместо сладкой песни — ритмичное щёлканье
Жесткая структура первичного конструкта
лежащая в основе любого шелка
амфор вина и тропических фруктов

Чтобы осознать единую природу Всего
надо оказаться за краем мира
где Вече остывает, становясь Веществом
а бой идёт в мониторе, его поле – квартира

И даже перекати-инфо-поле
несясь по краю чёрной дыры
завидует тем, кто на воле
откинувшись с зоны Вселенской Игры

И сам Чжуан-цзы беседовал с черепом
чьи в Самсару закончились ходки
Так после пьянки с брэнди-черри
отрезвляет рюмка «столичной» водки

Без ложного пафоса или скромности
Мы — приверженцы истых событий
Происходящего в его подлинной стоимости
Всех откровений, прозрений, открытий

Неторопливо, как Команданте
переходим к точке триумфа стиля
разверзается Вселенная Данте
к Абсолюту движется каждая миля

В этой точке, свободной от себя самой
всё случается по законам сна
Внезапно образуется прибой
А после осени идёт весна…

СИЛУЭТЫ.

В моём детстве, которое протекало в Одессе, среди многих чудес этого волшебного города-
сказки, меня неизменно поражало одно чудо.
Его демонстрировали несколько старых евреев, собирающихся ежедневно в Городском
Саду на Дерибасовской. Городской Сад был еврейским клубом, там говорили на идише, и
мальчик с пейсами играл для публики на скрипке клезмер. Фрибелички гуляли с детьми из
еврейских семей и говорили с ними по французски, обучая хорошим манерам.
А старые евреи подходили к прохожим и предлагали вырезать их силуэтный портрет.
Получив согласие, они внимательно смотрели на человека, а затем вынимали ножницы,
цветную и белую бумагу, и мгновенно порхающими лезвиями как будто выхватывали из
цветного листика абсолютно точный и безошибочный силуэт его головы, уменьшенную
двухмерную копию с воспроизведений всех пропорций и соотношений индивидуального
лица. до ужаса реалистичную.
Это был какой-то, порождённый коллективным сознанием вариант гиперреализма,
процветавшего в то время на другой стороне Земли, в Америке, неудержимо манящей
одесситов. Магия этого перформанса, поражающего чистотой жеста и отточенностью
посыла, мне до сих пор неясна.
Восхищение, вызываемое мастерами силуэта, сродни восторгу от подкованной блохи
Левши, от иллюзионизма Фёдора Толстого и фото-реализма Шишкина.
Это восхищение точностью и безошибочностью, манифестирующей себя с лихостью,
достойной живописи дзенских мастеров ( принцип «Сердце — Рука — Кисть» ), традиции
«Удар кисти», зародившейся в Китае полторы тысячи лет назад.
Но нам также известно, что «ошибка — путь к истине»(З. Фрейд).
Искусство отличается от ремесла тем, что оно ошибочно по природе своей, используя
наличные формы для выражения невыразимого.
Искусство не передаёт существующее (поскольку оно и так есть), а посредством его
говорит о новом, небывалом, недоступном профанному восприятию.
Идя путём внешнего, оно пытается передать внутреннее.
И граница этих понятий в искусстве как раз и выражена традицией силуэтного
изображения, идущего от наскальных росписей, древней керамики (например, греческие
амфоры), через «стукко», театр теней, волшебный фонарь, к Ф. Толстому, Обри Бердсли,
Нарбуту и Малевичу с Родченко.
В новом, 21 веке происходит смена парадигмы, модернизм (+ пост-модернизм) сменяется
Паттернизмом. Здесь искусство силуэта становится средством поиска первоначальных
элементов нового изобразительного языка, ситуативного и визуального, выражающего то,
что невозможно выразить нашим «дискретным», профанным языком слов и текста.
На этом «правополушарном», «континуальном» языке и будет вестись Большое
Повествование о » Тысяче и одной Вселенной».__

Я, ТЫ, ОН, ОНА, ОНИ, МЫ,

И в этой жизни Я однажды понял
Впервые тормознув коня
— что нет нужды менять его на пони
— Иное ждёт меня.
Тут смысл приоткрылся странный,
со звуком, как тамтам
— что Я, стремясь к Земле Обетованной
всегда был там.

— Тебе скажу я откровенно
за пуговицу теребя:
— «Готовься, друже, к переменам,
Иное ждёт Тебя!
И ты постигнешь неизбежно
за мною по пятам
— что Ты, желая в цель попасть прилежно
всегда был ТАМ

— ОН, испытав судьбы превратность
— не понял ничего
— судить не будем за халатность
— Иное ждёт его
— И рыбьи головы пуляя
— орущим в ночь котам
— ОН, никуда не направляясь
— всегда был ТАМ

— ОНА, не думая о Завтра
— танцует и поёт
— но не подумайте превратно
— Иное ждёт её
— и завершив свой путь печальный
— к Святым местам
— ОНА поймёт, что изначально
— была уж ТАМ

— Всю жизнь ОНИ соревновались —
— кто лучше сложит стих
— Они и не подозревали —
— Иной удел у них
— добравшись до корней явлений
— где Пустота
— все вспомнили, что без сомнений
— бывали ТАМ

— И МЫ, гонясь за миражами
— здесь и сейчас
— забыли, что за виражами
— Иное ждёт всех НАС
— и вот, когда на ровном месте
— открылся нам Сезам
— вдруг стало ясно, что МЫ вместе
— уж были ТАМ.


Сергей Тимофеев

Наши фильмы

Наши фильмы будут хорошими. В них будут танцевать маленькие
инфузории. Если вы хотите их видеть, приезжайте в
тёмное глухое место.

В наших фильмах всегда будут маленькие красивые актрисы. Если не
красивые, то очаровательные. А если не
очаровательные, то дисциплинированные.

В наших фильмах не будет смысла. Если он будет, примите наши
извинения, мы о нём не подозревали.

Наших фильмов не будет.

Кое-какие из наших фильмов попадут за границу. Их изучат и отошлют
обратно. Как, например, болезнь или нестандартную
мебель.

Самые низкие потолки, самые злые собаки, самые потные турки будут в
наших фильмах. Здесь же будут события в песочницах
и мрак бесполезных рок-клубов.

У-у-у. Первая нота нашей музыкальной заставки. Максимальная
осторожность и расчёт, подушки под режиссёром,
пальцы оператора на ушах героини.

В каждом фильме будет маленький сентиментальный момент. Например,
кто-то зарывает собаку, но на самом деле только
притворяется.

У наших фильмов не будут врагов среди критиков и прокатчиков. Всем им
мы вышлем открытки с текстом: «Вы — лучшие!».

В наших фильмах самолёты будут гудеть особенно внушительно.

В каждом подъезде будут прятаться солдаты. Некоторые — дезертиры, а
некоторые — нет. (В наших фильмах.)

О наших фильмах Британская энциклопедия сообщит немного.

Наши фильмы будут раздариваться нищим.

На просмотрах наших фильмов мы будем шутить. Например, садиться на
колени дамам.

О наших фильмах распространится молва.

И мы станем знаменитыми, как и некоторые другие.

***

Искусство французского кино
Подразумевает автомобиль, разговор на солнце,
Сломанную, как печенье, судьбу,
Встречу мужчины с не его женщиной,
А потом с женщиной, которая курит натощак.
Должно быть ещё много моментов,
От которых таблетка против головной боли
Может раствориться прямо в воздухе.
А в финале, когда у всех появляется какой-то шанс,
Посылают мальчика за вином, а он всё
Тратит на конфетти.

***

Кто ты, желанный объект
Или невостребованный субъект?
Успешный проект
Или инициатива с мест?
Поле заранее просчитанных эффектов?
Область с меняющимся качественным спектром?
График заполнения пустых клеток?
Аналитик лета и рассеянного света?
Кто бы ты ни был, заходи слева,
Бери в руки мел, кроши им об доску,
Объясни нам всем, почему Ева
Не носила блузок в голубую полоску.


Станислав Бельский

***

увидишь между
веток
чуждый шорох
неназываемый
как бледная длина

водишь пальцем
по потной ключице
прежде чем
обратить робость
острием вниз

и разъяренный
тушишь свет
затаптываешь смысл

нуар
как рыбья чешуя
как средний план
на набережной скользкой
подбор наивной
азии дождей

***

парящие многоугольники снег
в каждом кадре под влажною глыбой
дальше дальше шепчет зарезанный режиссёр
забудьте все тексты забудьте
отпетые болью свинцовые алкоголи
с татуировками на плечах

голос локона безобразное отклонение
пляшущее в луковом супе
окольцованной темноты
посиди со мной в эту старую
минуту когда брачное платье
обрезает звезда

памятный рисунок
конус дерева с затворённым соском
вот он огонь растворяющий ведьму снега
приводящий к бесконечной
репликации тишины

***

а где-то вне уютного дыхания –
тяжёлый цвет
бессмысленный как точная ладошка
как след в песчаном сундуке
с двенадцатью холодными глотками
слепых застенчивых вестей
растёртых крошек-сухарей
и мела на чердачном полустанке

огонь по пальцам – рецессивный признак
чужого и забытого кино
с немою сценой хладнокровного убийства
с дикарской перестрелкой дикарей
и прочей черносливною начинкой
похожей на строптивое ура
и рубль с заплатанной луною

гостям неведомо фанерное дыханье
сочтённая до зёрнышка молитва
в сезоне объяснённого дождя
и ячневого перечтенья флага –
бицвет трицвет почти разведка вод
в столице дня в двенадцатой минуте
в предчувствии почтительного снега
держащего в зубах и на весу
последствия почтительного бега
огонь и мелодичную осу

а впрочем как заблагорассудится –
в перерывах можно пожевать чипсы
или рассеянно перелистать репертуар следующей недели
увидеть столбы пара в запотевшем окне
и понять: всё по-прежнему хорошо
в этой медной стране
и даже в желании покончить с собой
есть толика правды
исключающей синонимы и предлоги
оставляющей одно слово
неназываемое – как нежность


Олесь Барліг

***

Пам’ятаєш,
як в тому фільмі Ґазо Мавіча –
кавуни пливли рікою і не тонули?
Уперто штовхали один одного
у боки,
мов люди на похороні у Сталіна,
сахалися якоїсь нерівної
випадкової хвилі,
здіймались (на мить)
трохи вище над іншими головами.
Могли раптом тріснути –
чийсь смугастий череп покірно являв
прямі звивини,
короткі магістралі чорного насіння.
Хитались на річці,
як намистини
на широких грудях жінки,
котра все не спиниться,
все сміється…
Кавуни прямували нерівно –
ніби нечемна черга,
що спалахнула раптом
від олії в огні,
від маршрутки, що щойно під’їхала…
Жорна ріки мололи ті кавуни,
ми думали – «Ось!» –
зараз річкою розійдуться кола
багряні,
наче у фільмі «Щелепи» –
коли жорна акул
видобували з людей червоне борошно.
Ми чекали цього крововиливу
з ран,
що ніхто вже їм не загоїть,
та річка пожадливо злизувала ті порізи і садна,
мов гіпер-цербер
із тисячею язиків,
і річка лишалась все таким же
нервовим люстром,
мінливим гніздом
для зелених смугастих яєць
зозулі,
що підкинула своїх дітей
лататтю і водоростям.

Кінематографічний мотив

Колись ми придумали хлопчика Джиммі,
Білого, як аркуш Microsoft Word,
Зухвалого, як Крістіан Вільде.
З потом –
Що ніколи не буває солоним.
З потом, що можна пити у спеку.
Джиммі, якого можна брати у подорож морем
Не боячись дрейфу,
Знаючи –
Якщо голими руками здатен зловити рибу,
Якщо Джиммі пітніє –
То не треба більше нічого.

Колись ми придумали матір Джиммі –
Суху пересічну жінку з Південної Луїзіани.
З фактурним профілем,
Із хворобливим анфасом.
Її легко упізнати за невибагливою сукнею
І ще менш виразними млинцями,
Які вона пече мов навіжена.
Пече без упину,
Ніби боїться, що як перестане –
То не стане її.
Скільки грошей йде
На борошно і молоко!
А можна було б відклади
Джиммі на коледж
І нові черевики.

Колись ми придумали вечір –
Сухий, наче грінка,
Тривожний, мов крик дрімлюги.
Цвіркуни –
Великі і чорні,
Ніби погаслі жарини,
Здавалось, вилазити з самих підвалин буття
І наполегливо сповіщали недобре
Безтурботним мешканцям міста,
Зокрема – самозаглибленій дівчинці
З помаранчевим хулахупом,
Дівчині –
Окільцьованій курявою –
Посеред широкого двору.

Колись ми придумали сусідів Джиммі –
Гладку негритянку, позичену з мультика
«Том і Джері»,
Яка носить пересічній жінці
Яйця і по ночах палить свічки,
Темніші за власну шкіру.
Винайшли похмурого дідугана з рушницею,
Яку він називає на ім’я
І пестить наче улюбленого пса
Або вірного коня
За вухом.
Придумали священика –
Тендітного і розгубленого,
Тонкого й не терпкого,
Що любить недосолені страви
І картаті тканини.
Вигадали мисливця,
Який живе в лісі
Й пливе між дерев сірою тінню,
Мов громіздкий човен в очереті.
Створили дівчинку з хулахупом,
Яку ніколи б не взяли у подорож морем.

Колись ми придумали зникнення Джиммі –
Пересічна жінка лише на мить відвернулась від нього,
Лише аби перевернути підступний млинець,
І все – тільки чашка парує, а сина немає.

Тоді ж ми придумали ніч,
Довгу і гостру,
Ніби спис для полювання.

Придумали комарів,
Що шлях затуляли,
Мов вартові біля брами.

Придумали сльози,
Скрип, родимку, шурхіт,
Клаптик сорочки з тартаном,
Натертості,
Брудні нігті,
Підозри,
Перуку,
Хрестик затиснутий у руці,
Заплющені очі,
Зламану гілку
І куряву,
Що у дворі тужить,
Чекаючи помаранчевий хулахуп.

***

Коли ти завмираєш біля комп’ютера
і так зосереджено дивишся,
нюшиш з його екрану
піксельне плетиво,
коли обачність сповзає з тебе на мить,
наче теплий шалик з дівочого плеча
у зимну ніч,
мені здається,
що ти схожий на Кайла Маклахлена,
попри шрами на вилиці і на скроні,
попри ледь рудувате волосся,
попри несмішливий погляд,
таки схожий на Кайла Маклахлена.

Але тобі здається, ніби ти підставка для ножів –
така невиразна дерев’яна штука,
що частіш за все стоїть біля хлібниці.
Тобі здається, ніби в тобі повно глибоких щілин,
наче бджолиних сотів
із особливим медом –
гострим,
твердим,
холодним…

Не треба нічим здаватись,
дивись –
хутро навколо мене тане,
кігті мої стають скельцями,
кігті мої – лише плівки
в оправі моїх окулярів.
Де мої ікла?
Де мій небезпечний хвіст?

Ні,
не завмирай біля екрана,
не зривай очима
цей піксельний врожай –
в цю мить хтось інший наповзає на тебе,
затуляє тебе,
ховає тебе до кишені.

Скажи,
чи зможеш ти бути
таким же беззахисним,
як Кайл Маклахлен
тоді,
коли Дороті Валленс заносить над ним клинок,
звичайний кухонний ніж,
що скоріш за все не має підставки?

Скажи,
чи можу я переконати тебе в тому,
що у твоїх сотах
геть інший мед?


Эндрю Чоут

Список Татуировок Вашей Мечты

агент секретной службы прикладывая палец к наушнику
сандвич с беконом, латуком и томатами с Дональдом Даком раздавленным в 	
середине проколотым зубочисткой, но всё ещё живым извивающимся
яркая сцена морского аквариума на моих ягодицах
силуэт ангелов едущих на багги сквозь табун лошадей
палочка-выручалочка деловой пиджак крохотной женщины
комикс с лазером указующим на сонолюминесценцию с насмешкой над ней
гора грязной посуды
веранда моего докучливого соседа (идет вокруг моего плеча)
стопка блинов. Сухих. Значит масло не растапливается заманчиво сверху  
	 отчасти стекая по бокам что бы сгладить жарёную опару перед тем как 
	 будет проглочено. Ноль сиропа. Просто ровная, высокая стопка.
раскладной стул вверх дном, сложенный, балансирующий на своей спинке
лифчик (переход через мою коленную чашку)
антропоморфная туба удит луциана с непропорционально большим крючком 
	 (над аквариумом?)
пара резиновых перчаток, скрещенна и лежит в форме буквы Х
	 ниже кучи мясистых стирательных резинок выложенных в форме черепа**
	 сердечками. Покойся с миром Адам.
борода без лица (на моём загривке)
схема цикла переигранных чувств  во время обычного опыт мороженых 
	 с жевательными шариками
отсыревшая кипа глянцевых журналов 
зубочистковая панорама
корешок спирального блокнота
BMW c поднятым левым задним колесом похоже это задняя нога посему он может 	   
	 помочиться на лягушку, которая просто себе прохлаждается возле дороги. 
	 Рот у земноводного открыт, но на грядущую струю лягушка не смотрит прямо,
создавая напряженность между тем, что она ожидает, что хочет и то что она 	      
	 получит. Эта неразрулимая, но крайне активная натуга является
комментарием к глобальному потеплению, на моей ноге.
спальный мешок с прелестной семьёй  опоссумов которые свернулись в нём
месиво нелепых труб, как у старого скринсейвера, 
рояль сделанный из скорпионов, с гигантским хвостом скорпиона размером с рояль 
 который тянется позади рояля до места за головой нездешней пианистки. 
 (Она играет греческую фугу)
пожарный гидрант с цилиндром и тростью в смокинге - совсем формально
стружка слюны свисающая с коровьей морды. И аксельбант
 слюны свисающий с нетронутого круассана, который присматривается к
 	 корове. (Вы ведь знаете, какое у круассанов бывает елейное выражение лица,
правда?) Хммм, свисающий плевок свисающей коровы. Может быть вся
бесконечность вещей свисающих: плевок с коровы, корова с круассана,
 круассан с  турникета метро, турникет метро со смешного пляжного полотенца,
смешное пляжное полотенце с  корня лотоса, и т.д. Может быть бесконечность
свеса каким-то образом случайна, инстинктивна и совершенно бессознательна 
 от фрактала! Это было бы так здорово! Нечаянный фрактальный свес!
cosmopolitan, парочка туфель от Маноло Бланик и ключ от моего сердца. 
	 XOXO Y XX XY
пара подтяжек (вниз по моей груди) с 3-мя бирюзовыми кисточками
 дико дрожащими и ветряная мельница движением крыльев расставляет
знаки препинания пунктиром спуска по моему торсу
сморщенный хрыч старатель со своим открытым подсрачником*, обнаруживающий
 вид Галактики Сигара (Мессье 82) возможный из-за Хаббла
гоночная полоска Трезубца Посейдона обвивает мой член
защитное безразличие на площадке для игры в бейсбол
размытая капля синего камуфляжа
вид с набережной после опоздания на последний на неделе паром
 «Суши – мой самый лучший друг», - надпись на арабском
что-то очень изысканное
фейерверки взрывающиеся под мышками
нервная гримаса уверенности отца + беспокойство когда он дает своей дочке
первый урок вождения
карикатура чуточного итальянца одетого в слишком свободную одежду
 с носом активно-следующим  за горячей пиццей над  головой им несомой
 (на моём лысом затылке)
мультяшные многоцветные конечности пришельца выдавленные из полупустого тюбика зубной пасты
щвейцарский армейский нож с приближением места где его пинцет отсутствует
упор для ног инвалидной коляски запускающий датчик для автоматических дверей,
 это даёт возможность моему папе добраться до здания
ложка с лицом королевы изображенной на вогнутой стороне, с
 розовой и зеленой эмалью, так что мы все чернорабочие можем хавать с неё,
 в то время как наши языки щекочут зад, там где лежит её затылочная доля 
цикл Lepanto Сая Твомбли
кузнечик в хип-хоповых распальцовках вылупился на банду офигевших тритонов
карапет щетину метлы сосущий
вписать нужное

________________________________________________
* butt flap – незаменимый попутчик индейцев, лесорубов, панков и отдыхающих, рождённый для повсеместного прикрытия 5-й точки от действия холода и сырой земли. Защитный клапан из кожи или любого другого экранирующего материала. Принято носить позади, прикреплённым к поясу.

(перевод с английского: Томаш Пежхала)


Юрий Лейдерман

***

Это просто судьба такая −
сказал волк волку,
это просто работа такая, свечение,
все мы еще в его разумении,
как Улановская,
как Дима Кузьмин, посвящающий ей стихи,
не хотим сидеть в озверелых хатках,
вот и встречаемся у самой реки.
Это просто работа такая −
волк волку говорил постными средами
(свечение ожидания называется «волк»)
или для некоторых − Ясная Поляна,
но тогда, конечно, среда постная и зубами «щелк».
Это энергия ожидания,
подняв облезлые заячьи воротники,
это волчья энергия ожидания
со знанием дела,
а не то что бы осмелевшие муравьи,
протертая песнь непонимания,
мы встретимся за хатками у самой реки.

***

Если мне быть Емельян,
то, конечно, флибустьер,
а так что, толкаюсь в дыру фанер,
выхожу в сад − соловьев звездопад,
племя молодое, незнакомое,
мой племянник − корова,
брат − тоже не бык,
скорее, башлык,
точнее − так себе, шарфик, куслик.
Хотел приподнять фанеру,
взглянуть на Купину,
меня отшлепали, приговарили: «аж-ну!»,
я вырывался, дескать: «есмь!»,
семечки подсолнуховые напевали песнь.
Викинги подпевали.
В сарае секиру нашел,
хотел порубать фанеру − лезвия нет.
Все вокруг: «Замени семечки конфетами!»
А как же викинги?
Козел, осел, но не бык?!
В институтской общаге устраивал бардак
(вроде Led Zeppelin − понимаете сами).
Текло по усам
радиоголосами.
Максим Куслик, Иван Петух − компашка,
Наташа − наша,
солнце встает над Москвой.
Ощупался − вроде живой с похмелья
(на Новый Год − веселье, елка).
Не флибустьер − так рокер,
не рокер − так студент,
к Отцу Современного искусства вошел в друзья.
Но фанеру поднять нельзя.
Опять нельзя?! Почему за глаза?! Где Купина?!
− Молчи, посконник!
Снимай крестик, садись на подоконник,
в тишине, темноте,
дурдомовском саде,
мамалыжном детсаде.

***

Он же где-то Елизавета −
может, Елизавета.
Он где-то надел,
попытался засунуть в штаны мира беспредел.
Окончилось все − дачный сортир,
мир звездами глядит из дыр.
Мир смертями бьет под дых.
Хорошо воображать восточных владык
добрых, и толстых, и мудрых, как Лао-цзы
на фоне лаковом,
только нам они не отцы −
толчемся сраками
в сортире подзвездном,
толчемся повзводно.

***

Формула любви,
в пальме очко,
луна глядит в балкон,
выйти, что ли, прошвырнуться, с деревьями ебнуться?
Так уже за полночь, − жена говорит,
заяц дереву говорит.
Впрочем, метро ведь еще открыто.
Что не сделаешь − будет белыми нитями вышитый
зайчик,
застывающий в темноте.

***

Если впадины, если впадины,
и к тебе понесется гроб,
так зачем, разве в месте уверен я,
чтоб вершиной стал острог.
У завалинки разве спросят −
лишь грачами мертвых полей,
всю-то выпьют ее до капельки
и косу − ту что звезд ярчей.
На карачках, бегом или ползаньем,
у подножия старых могил,
лишь язык, что ты в муках высунул,
и лизал, и кусал-надкусил.
Над Венецией или Сицилией
всюду клекот пустых полей,
над Одессою − самой милой
тоже крик бесполезных детей.
Но корней, что кусали-отринули,
не воздвигнет вновь Бог или Грач,
лишь в протянутой другу руке: тебе − половина, мне − половина
мы найдем эту терпкость могил.

***

И душа творит быстра,
отвори-то, отвори,
где вы были, юнкера,
стяги белые прошли.
Только в живописи мощь,
колесом кибитки день
наступает на глаза,
пусть сияет свиристель.
Аристакисяна влас
или желтый свет луны,
черный смоляной баркас,
где вы были, косари?
Только в живописи блеск,
как распахнутый подол,
как запущенный петух,
что сожжет верхушки сел.
Выйди, выйди за порог,
о, любимая, надень
свой гороховый платок,
свой драконовый кудель!

2015


  • Автор-составитель и редактор проекта: Серго Муштатов (под общей редакцией Алексея Граффа) © Sergo Mushtatov, Alexey Graff
  • На титулке: работа Беатрис Скуитти © artwork of Beatrice Squitti
notes

[1] Пробуя хоть как-то взаимоприблизить «тему» (финальное название «Поперёк кадра» появилось благодаря Елене Глазовой), писал следующее: «синематограф, как таковой…» (т.е. любые аллюзии по поводу кино…). Мало. Добавлял примерные наброски: «есть ли граница между видимым и смотрящим, участием\включенностью и отстранённым рассматриванием?», «буквальность договорного плотного мира или слои паритетных реальностей?». Ещё наматывалось поверх: «Т.е. — никаких особых условий по форме и настроениям материалов. «Правильные» решения не предписаны. «В новой подборке, есть условные такие моменты\векторы, которые произнесены\очерчены, но привязываться к ним вовсе не обязательно!.. Это ТОЖЕ часть эксперимента\опыта.

Т.е. (как и ранее!) вполне доверительное сотрудничество. Поэт приглашён «на корабль», а далее — как он сам решит\рассудит, следует ли отталкиваться от каких-то очевидных и номинальных вещей, идти ли на риск заглядывания по-сути\за край листа\кадра!», где:

Мироздание состоит из бесконечного количества волновых диапазонов или частот. Мы не видим радиоволны и skyfish, не видим многое другое. Ну, разве что боковым зрением. Ну, разве что от 3-х до 5-ти. Ну, разве что при постепенной записи, вдруг что-то вынырнет-отметится на сетчатке. Случаются исключения. Засчитывается ли подобное за «фильм»?

Чаще видим т.н. «излучающее вещество», которое только отражает волны. На электромагнитный же спектр приходится всего 0,005% от общей массы вселенной, а людское око воспринимает вовсе скромную полосу (большинство братьев наших меньших могут видеть большую часть электромагнитного спектра! Известно, также, что врождённая ли избирательная немость усиливает телепатические способности… ну как минимум зоркость… «да, мы догадливы!»).

Природа «слова» тоже близка к мерцанию\свечению. Сеанс связи. Мы почти в кино. В зале. Оно может становится весомым и деятельным (как кирпич или молоток или спасательный круг или иглоукалывание), может аккумулироваться и гаснуть, растворяться и быть переданным на неосязаемые разумом расстояния (как свет), может незримо присутствовать (как запах или радиоволна). Тем паче, что и произносить его не обязательно! Достаточно пошевелить губами. Подуть. Подумать. А от степени направленности или центробежности зависит его явь.

[2] Работа Майка Келли.
Как вариант — белое покрывало. Достаточно большое, в соотношении с пропорциями плюшевых зрителей. Пикник, превращённый в просмотр скатерти-самобранки, ковра без узоров. Ещё. Ручные залюбленные медвежонки нерушимо ожидают просмотра с 4-х сторон. Коль экран на полу, то стало быть кинщик сверху появится, оттуда и прольётся, увлечёт познавательный фильм.

[3] Серия работ Жанны Кадыровой.
Обыкновенно ценится конечная станция. Экран на который идёт изображение, падает фильм. Именно там на экране всё вроде бы и происходит. Затем, световые волны рекошетят в головы, в нашу сторону. Отзываются внутри. Передаваемы дальше. Со стороны же, с боку, при оказии, мы видим транзитный световой конус. Закинутое горло. И только. У художника изменена плотность (ожиданий, показа?). Промежуточное и несущественное становится, овеществляется в совершенно конкретный и осязаемый объект. У нас нет возможности понять\сканировать\считать, что же именно идёт в этом кинозале, но мы можем потрогать именно этот цемент, гипс, камень в который обратился значимый сам по себе свет, изображения\образы\волны по идее несущий.

[4] Михаил Кузмин. ЛЕСЕНКА (Сб. ПАРАБОЛЫ)

[5] У повального большинства насекомых многогранные глаза, которые предоставляют панорамную картинку окружения. При ближайшем рассмотрении они (глаза) похожи на медовые соты. Стрекоза, обладающая 30-ю тысячами индивидуальных граней в глазу, переплюнула всех остальных. Каждая грань (омматидий) создаёт своё точное изображение и в мозгу есть восемь пар нисходящих визуальных нейронов, при помощи которых стрекозы сливают все эти картинки в одно целое изображение. Огромные выпуклые глаза обёрнуты вокруг их голов как шлем космонавта, предоставляя 360° панораму мира.

[6] Константин Вагинов

***

Не человек: все отошло и ясно,
Что жизнь проста. И снова тишина.
Далекий серп богатых Гималаев,
Среди равнин равнина я
Неотделимая. То соберется комом,
То лесом изойдет, то прошумит травой.
Не человек: ни взмахи волн, ни стоны,
Ни грохот волн и отраженье волн.
И до утра скрипели скрипки, —
Был ярок пир в потухшей стороне.
Казалось мне, привстал я человеком,
Но ты склонилась облаком ко мне.

Ноябрь 1923

[7] Союз «и» встречается в Ветхом завете 35 543 раза, в Новом – 10 684.Значит ли это что Плотность ВСЁ ВРЕМЯ повышалась\понижалась (нужное подчеркнуть)?

Продолжение…

1 2 3
Поделиться:

Оставить сообщение